Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 27 февраля 2011, в воскресенье, в 18:04. С того момента...

2188
просмотров
0 добавлений в избранное
3 комментария

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Универсальная электронная карта. Что за этим стоит?

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Сразу после принятия закона о предоставлении государственных муниципальных услуг, премьером Владимиром Путиным подписано распоряжение о назначении компании «Универсальная электронная карта»

Татьяна Федяева: Здравствуйте. Сегодня в студии Почётный адвокат России, член московской областной коллегии адвокатов, руководитель гражданского движения «Земля России - достояние народа» Ольга Алексеевна Яковлева. И вместе с ней у нас в эфире Елизавета Грищенко, представляющая Союз православных юристов. Мы постараемся поработать так, чтобы всем было интересно, и чтобы наша передача действительно была полезной.

В последнее время мы часто слышим слова модернизация и инновация. Что это такое для каждого из нас? Очень хочется узнать, какие изменения произошли в законодательстве в сфере новых технологий. И если учесть, что наша передача называется «Народный интерес», то почему это должно быть интересно каждому человеку? Есть ли изменения, которые коснутся каждого из нас?

Ольга Яковлева: Здравствуйте. Для того, чтобы сказать об изменениях, хотела бы напомнить, а что же было? Что менялось? Напомню о таких понятиях и положениях законодательства, нашей Конституции, которые все мы стали забывать в последние годы. Что сказано в Конституции? Высшие ценности нашего государства - это права и свободы человека. Обязанность государства - обеспечивать и защищать наши права. Мало кто может сказать, что это реализуется в его конкретной жизни. Наши права защитить очень трудно. Государство обеспечивает их либо очень плохо, а во многих случаях - просто не обеспечивает. Это сегодня. Что же будет завтра? Следующее положение Конституции: права и свободы человека являются непосредственно действующими, и только наши с вами права и свободы определяют и деятельность власти и содержание законов. Так должно быть. По Конституции: наши права - определяющий фактор.

Татьяна Федяева: Попросту говоря, не человек для власти, а власть для человека…

Ольга Яковлева: Да. Согласно третьей статье Конституции, единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. И народ осуществляет свою власть непосредственно. Очень важная седьмая статья Конституции, которая говорит, что Российская Федерация - это социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Вот эти понятия: достойная жизнь и свободное развитие - мы должны помнить, укреплять их в себе, потому что это гарантированно Конституцией. Достойная ли у нас жизнь? Свободно развиваются наши дети  и мы сами?

Татьяна Федяева: Насколько я понимаю, в слово «достойная» вы вкладываете смысл- не только материально достойная, но и морально достойная?

Ольга Яковлева: Конечно, и материально достойная, и морально достойная. И социальные права - это тоже гарантия достойной жизни. Если мы посмотрим Конституцию, то увидим, что нам гарантировано право на охрану здоровья и медицинскую помощь, причем медицинская помощь, по Конституции, должна бесплатно оказываться в муниципальных и государственных учреждениях. Материнство, детство и семья находятся тоже под защитой государства. Это тоже конституционная гарантия. Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца для воспитания детей и в иных установленным законом случаях. То есть, Конституцией мы хорошо защищены.

Каждый имеет право на образование, имеет право на частную собственность, имеет право свободно распоряжаться ей. Гарантирована не только наша материальная, но и духовная жизнь. Например, 28-ая статья Конституции гарантирует свободу совести, вероисповедания, право иметь религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Главное: не нарушать закон! 29 статья Конституции запрещает принуждение граждан к отказу от религиозных убеждений. И, делая вывод, можно сказать, что Конституция защищает наши права, закрепляет приоритет прав и свобод человека над всеми другими ценностями нашего государства и возлагает обязанность по защите и обеспечению наших прав на государство.

И ещё один момент. Эти положения конституции закреплены даже в учебниках! Приведу цитату из учебника по теории государства и права. В 1995 году учебник издан в Саратове. Там сказано: «Органы государственной власти обеспечивают управленческую функцию государства в сферах здравоохранения, образования, труда, социального обеспечения, охраны детства и материнства, защите прав частной собственности и т.д.». И эти функции выполняются бесплатно для самих граждан, поскольку в соответствии с Конституцией - это социальная функция государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Это то, о чём мы сейчас и говорили. Студенты изучают и запоминают то, что государство, выполняя свою социальную функцию, защищает и обеспечивает все наши права и делает это бесплатно.

Татьяна Федяева: Можно сказать одной фразой: «Основная функция государства - лечить, учить и охранять. И делать это бесплатно». Мы платим налоги, и государство должно обеспечить то, что продекларировано Конституцией?

Ольга Яковлева: Я скажу о тенденциях законодательства. И на примере одного закона мы увидим, как эти тенденции меняются.  Законотворческий процесс последних лет чётко направлен на подмену основных понятий и принципов, которые закреплены в Конституции. Эти понятия просто вымываются из законодательства. В новых законах мы это вообще не встретим. В законы, принятые ранее в соответствии с Конституцией, вносятся изменения, где все эти положения, все государственные гарантии наших с вами прав постепенно изымаются. Ярким примером такой подмены является закон  о госуслугах или ФЗ-210.

Татьяна Федяева: Надо запомнить это название.

Ольга Яковлева: Во-первых, обратите внимание на само название. В Российской Конституции нет слова «услуги». Ключевыми словами Основного закона являются термины «права» и «обязанности». Они есть и у граждан и у государства. На этих понятиях построено наше государство. И мы не покупаем свои права, не оплачиваем их. Государство нам их не продает. И возьмем само название закона «Об оказании государственных и муниципальных услуг». Закон был принят в июле 2010 года в самый разгар пожаров. Вся Россия охвачена пожарами, и тихо, без всенародного обсуждения…

Татьяна Федяева: Перед уходом на каникулы сами депутаты, даже те, которые могли бы сказать хотя бы слово против, закон принимают…

Ольга Яковлева: Если мы вернёмся к тому, о чем говорили в начале: народ - единственный источник власти, народ осуществляет свою власть непосредственно, народ имеет право непосредственно участвовать в управлении делами государства. Должны ли мы - граждане принимать участие в принятии такого закона? Безусловно, должны! Должно было быть всенародное обсуждение этого закона! А само название - «услуги»? Полномочия и обязанности власти заменяются услугами, то есть, государство нам оказывает услуги. Это уже абсолютно рыночное понятие.

Татьяна Федяева: Услуги, я так понимаю, нам оказывают в парикмахерской. И мы за них платим. Есть Банно-прачечные  услуги, химчистка и т. д. Получается, что государство становится примерно таким же поставщиком услуг? То есть, предоставляем тебе образование. Заплатишь - дадим, не заплатишь - не дадим. Так или нет?

Ольга Яковлева: Да. И снова… Если до принятия этого закона основой наших прав являлась Конституция, по которой государство должно было выполнять свои обязанности, а мы имели право требовать с государства, то сейчас всё будет базироваться на гражданско-правовом  договоре. Очень важно это понимать, потому что это принципиальная разница!

Как это вводится в нашу жизнь?! То с чего мы начали: модернизация, инновация. Вот эти услуги, то есть наши права, мы будем получать в электронной форме.

Татьяна Федяева: Вот с этого места поподробнее, пожалуйста.

Ольга Яковлева: Думаю, что медицинское обслуживание граждан не будет лучше от этого.  Огромные деньги вкладываются в эти проекты: в оказание электронных услуг гражданам. Наверное, если бы всё это вкладывалось  в  здравоохранение или  образование непосредственно, то толку было бы больше.  Всё переводится в электронную форму. И именно эта электронная форма и создаёт необходимость оплаты наших с вами конституционных прав.

Татьяна Федяева: Мне непонятно, как электронная услуга сочетается со здравоохранением…

Ольга Яковлева: Думаю, это никого не интересует. Этот закон - ФЗ 210 - родился не сегодня. Когда закладывалась законодательная база для того, чтобы провести правовую революцию, которая происходит сегодня (1999 год!) были другие политические партии и лидеры. Именно тогда была принята концепция формирования информационного общества России. Что говорилось в этой концепции? Что будут созданы социально значимые информационно-коммуникационные системы и комплексы в сферах трудоустройства, здравоохранения, образования, соцобеспечения  и других. И не скрывалось в этом документе то, что это будет как бы  коммерциализация власти.

Татьяна Федяева: То есть, идёт последовательная политика?

Ольга Яковлева: Одними политиками принимались документы, а сейчас на протяжении уже одиннадцати лет идёт реализация положений, в них содержащихся. Что сказано в этой концепции? На начальном этапе создания социально значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов в сферах трудоустройства, здравоохранения, образования, соцобеспечения государство берёт на себя ответственность и все основные расходы, а в дальнейшем уходит с рынка. При этом предполагается, что значительные финансовые ресурсы будут поступать от населения в виде оплаты за предоставляемые информационно-коммуникационные услуги.

Татьяна Федяева: Понятно. Дадим слово Елизавете Грищенко. Интересна точка зрения молодого человека. Что ожидает студентов? И тех, кто пока ещё не учится нигде, но кому предстоит учиться в школе, колледже, университете…

Елизавета Грищенко: 17 августа 2010 года, буквально сразу после принятия закона о предоставлении государственных муниципальных услуг, премьером Владимиром Путиным подписано распоряжение о назначении компании «Универсальная электронная карта» - уполномоченной организацией, которая будет определять порядок предоставления государственных услуг с помощью универсальных карт. Выпуском этих карт займутся банки: Сбербанк России, Уралсиб и АкБарс. Что это значит? Почему это всё-таки прерогатива банков? Поскольку банковские карты получили довольно большое распространение в России, то принято решение, что необходимо совместить банковское приложение со всеми другими приложениями, касающимися  реализациями прав человека на пособия, социальное обеспечение, медицинскую помощь. То есть, внутри электронной карты будут совмещены банковское приложение, студенческое приложение, транспортное приложение.

Татьяна Федяева: Я представляю студента, у которого есть эта карточка - его проездной, его банковский счет, его какие-то там расчёты. И он теряет эту карточку. Жизнь остановилась? Или что?

Елизавета Грищенко: Жизнь остановилась, причём специалисты ассоциации российских банков говорят, что мы внедряем уникальную карту в мире. Нет ни одной подобной карты в мире, чтобы совмещала все эти приложения.

Татьяна Федяева: Какие смелые! То есть получается так, что вся информация на кого-либо будет сосредоточена в руках банков, которые уполномочены обеспечивать все эти процедуры? Так или нет?

Елизавета Грищенко: Даже не так. Банки участвуют в Открытом Акционерном Обществе, которое называется «Универсальная электронная карта». Т.е. уполномоченная организация - некое ОАО, в которое вкладывают деньги банки. Поэтому, действительно, вся информация будет сконцентрирована вот в этой управляющей компании.

Татьяна Федяева: Например, я взяла кредит, по каким-то причинам не рассчитываюсь по нему, завтра это все узнают? А мы знаем, что банки порой сращиваются и с криминальными структурами, судя по тому, что нам иногда сообщают СМИ. И завтра обо всём имуществе, моих долгах или о взаимоотношениях с какими-то коммерческими субъектами узнают те, от кого хотела бы это скрыть. Так?

Ольга Яковлева: Да. Но это только материальная сторона. Это карта - УЭК - будет концентрировать в себе не только эту информацию. Она одновременно даёт право на получение медицинской помощи, получении дотаций, пособий, пенсий. Она является документом, который позволяет совершать юридически значимые действия. Теперь такие документы, как паспорт, свидетельство о рождении, конечно, не будут признаны недействительными, но они не будут иметь никакого значения. Юридически значимые действия ты совершаешь при помощи этой карты. Твое здоровье, твои дети, семья, материальное положение, собственность, налоги, зарплата - всё это находится в этой карте.

Татьяна Федяева: И всё же ближе к реальной жизни. Допустим, эту карту «зажевал» какой-то терминал. И что? Это всеобщий хаос? Может такое быть?

Ольга Яковлева: Может.

Елизавета Грищенко: По данным российского  национального агентства финансовых исследований, установлено, что примерно 25% россиян просто не имеют доступа к банковским структурам. Это те люди ,которые не пользуются банковскими услугами. Более 70 млн. граждан не имеют доступа к интернету, они попросту не умеют им пользоваться. Поэтому возникает большой вопрос: кто будет пользоваться этими картами?!

Татьяна Федяева: «Если звёзды зажигают, значит это кому-то  нужно»…

Елизавета Грищенко: Расчёт идет на то, что это прогрессивные молодые люди. Те же самые студенты, которые осваивают новые технологии и системы коммуникационной связи. Но тут нужно задуматься, что работа с пластиковой картой идёт через интернет - через «Личный кабинет». Вся информация концентрируется в этом «личном кабинете». Банковские сотрудники говорят, что сейчас ведется работа над созданием защиты персональных данных, тех, которые содержатся на электронной карте. Это одно.

Татьяна Федяева: Но мы знаем, что хакеры существуют, что есть вирусы – всё, что угодно. И интернет отнюдь не является полноценной защитой каждого из нас от вторжения в личную жизнь. Да?

Елизавета Грищенко: И более того, специалисты говорят, что поскольку закон новый, система в РФ вводится впервые, потребуются ещё годы, десятилетия для того, чтобы были приняты некие внутренние регламенты, которые как раз и создадут эту электронную инфраструктуру. Потому что кроме защиты информации необходимо создать систему считывающих устройств, информационных порталов, доступов к публичной информации, чтобы человек мог получить эти, так называемые, государственные услуги через электронную карту.

Татьяна Федяева: Теперь такой вопрос. Кому будут принадлежать коммуникационные системы, т.е., кто будет продавать нам наши конституционные права?

Ольга Яковлева: По законам о госуслугах эти многофункциональные центры -  организации вне зависимости от организационно правовой формы. Что прячется за этой формулировкой? Это любые коммерческие структуры, которые работают по законам рынка. А какими будут эти структуры? Сейчас в законе сказано, что это российские организации. Но давайте посмотрим, кто вкладывает деньги в создание этих коммуникационных систем. Уже 100 миллионов евро Евросоюз вложил для создания электронного правительства России, для оказания гражданам электронных услуг.

Татьяна Федяева: Это что такой альтруизм? Возьмите деньги - нам не надо? Мы вам хотим помочь? Или что?

Ольга Яковлева: Создание этого информационного пространства и рынка информационных услуг… Если мы посмотрим те нормативные документы, в которых об этом говорится, то увидим, что там откровенно написано: дополнительно к рынкам природных ресурсов создается рынок этих информационных услуг и т.д. Т.е. создается новый рынок.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, я вспоминаю наши с вами передачи 2-3 года назад, когда мы говорили о том, что нельзя в таком виде принимать «Лесной кодекс» и помню, как вы предостерегали: «Мы примем этот лесной кодекс - начнутся пожары, катаклизмы?!» Никто не слышал! Сейчас вы тоже говорите, что надо задуматься, то ли мы делаем…

Елизавета Грищенко: Хочу добавить. В Киеве прошла пресс-конференция по презентации универсальной электронной карты в Украине. В этой конференции участвовали сотрудники банков, которые разрабатывали карту, и депутат от «Партии Регионов» Валерий Коновалюк. Журналисты спросили присутствующих, что будет, если человек откажется от карты, от системы? Он сказал, что человек фактически будет выброшен, потому что если не хочет получать паспорт - он его не получает, не хочет получать карту – он её не получает. Поэтому не платите вы за коммунальные услуги - вам отключают свет. Такая логика.

Фактически был дан ответ, что универсальная электронная карта это удобно. Мы не будем говорить о людях, которые отказываются от неё, мы только будем говорить, как это хорошо, как это удобно. Важный момент. Что предлагают депутаты на Украине? Они хотят, чтобы пенсионер не стоял в очередях за тем или иным документом, они хотят, чтобы он имел ЭСК и автоматически оплачивал коммунальные услуги, покупал лекарства в аптеках. А когда был задан вопрос о том, можно ли вернуться к традиционным формам учёта информации и данных на Украине без использования социальных карточек и вот этих новых электронных систем, то ответ депутатов был таков: «Традиционная система сегодня не срабатывает. При колоссальных потерях государственного бюджета на бумажные носители уходит масса бюджетных денег».

Татьяна Федяева: Бюджетные деньги жалко, а деньги и нервы граждан не жалко! Ну, это украинцы так решили. А как у нас?

Ольга Яковлева: Закон об организации предоставления государственных муниципальных услуг закрепил положение о праве гражданина отказаться от электронной карты. Для этого нужно подать заявление. Многие граждане уже написали, воспользовались тем самым своим правом, закрепленным в законе .Приходят им ответы, что вы преждевременно беспокоитесь, ещё не созданы центры и организации, которые будут выдавать эти карты. Но Союз православных юристов считает, что такие заявления надо подавать уже сейчас. Бланки таких заявлений для граждан разработаны. В чём суть этого заявления? Человек отказывается от этой карты, ставит в известность органы власти.

Татьяна Федяева: Я правильно понимаю, что он пишет такое заявление в полном соответствии с Конституцией?

Ольга Яковлева: Именно так. В соответствии с 26 ст. федерального закона 210 он сообщает, что отказывается от этой карты, но просит обеспечить реализацию всех прав на основе традиционных документов. Нас  сейчас ставят перед фактом: вводится электронная система. При этом слышишь, что ты можешь отказаться от этой карты, но что с тобой будет - неизвестно. Поэтому надо уже сейчас обращаться в Государственную Думу, к президенту, обязательно к Святейшему патриарху Кириллу, потому что Русская Православная Церковь занимает четкую позицию, достаточно твёрдую в этом вопросе. Она считает, что граждане, которые по религиозным основаниям отказываются от электронных технологий, должны пользоваться всеми правами, которые им гарантированы Конституцией.

На практике сейчас  получается, что людям, которые отказались от медицинского полиса или от пенсионного номера, отказывают в назначении пенсий, выплате пособий. Если пользоваться терминологией 30-х годов, то относительно этих граждан это поражение во всех правах. Но в те годы, когда незаслуженно. пострадало много верующих, в отношении них хотя бы выносились  обвинительные приговоры. Пусть несправедливо, пусть вина их не была доказана, но формально они были уголовными преступниками. А сейчас заслуженные люди, ветераны труда, люди, пережившие блокаду, лишаются пенсии, медицинской помощи даже в самых необходимых случаях. Без суда и следствия, как говорится! Звонила женщина с переломом руки - ей отказали в травмопункте, отказали в рентгене. Это дико! Вот эти технологии заменяют наши права и свободы. Технологии ставятся на вершину, а человек где-то уже внизу, если ты не согласен с методом учёта твоих данных. Люди не отказываются от документов, они просто пользуются своими правами!. Это полноценные граждане России, но их лишают всего, то есть налицо поражение в правах.

Татьяна Федяева: Если учесть цифры, которые вы приводили, то это уже массовое поражение в правах.

Ольга Яковлева: Да. Это сотни тысяч писем. Нашими общественными организациями подготовлен доклад. Мы собрали и систематизировали восемь тысяч фактов прав нарушений. Это те, кто обращается, а сколько людей просто молчат. Идёт правовая компания. Православные общественные организации в ней участвуют. Очень много верующих. Сейчас проходит Архиерейский Собор, и я надеюсь, что в его решениях эта проблема будет отражена, как и проблема дискриминированных граждан, которые лишаются возможности реализовать свои права, и проблема опасности новых технологий. У меня такая надежда есть. Работаем мы с уполномоченным по правам человека, с органами власти. Сейчас подготовлено большое  обращение в палату и я призываю вас эти обращения направлять, потому что систематизированные материалы о дискриминации, мы представим в общественную палату.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, а если вы дадите свой электронный адрес для обращений граждан, которые разделяют вашу позицию?

Елизавета Грищенко: Запишите voda8@yandex.ruЭтот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript . Вы можете по нему обращаться, и мы вам вышлем в электронном виде все документы, которые можете подписать и отправлять во все соответствующие адреса, которые указаны на титуле этих обращений.

Татьяна Федяева: Мы не говорим, что электронное обеспечение это плохо, что компьютер и интернет - это плохо, вовсе нет. Технологии развиваются для пользы человека. Мы не стоим на пути прогресса. Мы за прогресс, но не в угоду каким-то структурам, которые против человека, против наших прав. Правильно вас понимаю?

Ольга Яковлева: Про ст.15 Конституции…  Да федеральное законодательство предусматривает приоритет норм международного права. Но нужно читать правильно эту статью Конституции. Международные законодательные акты не имеют приоритета над нашей конституцией. А все те статьи, о которых я говорила: право на медицинскую помощь, образование, социальное обеспечение - закреплены в Конституции. Это наши с вами конституционные права. Это высшие ценности нашего государства. Повторяю: международные акты не имеют приоритета над нашими конституционными правами, если не противоречат конкретным статьям конституции.

Татьяна Федяева: Не всё уж так совершенно плохо

Ольга Яковлева: Люди говорят, что за их спиной принимается много законов. Действительно так. Многие уже начали это понимать. Принимается закон о стратегии развития электронной промышленности России, утверждается приказом министерства промышленности и энергетики, до этого - концепция по формированию информационного общества России, о которой мы говорили вначале. Она вообще разрабатывается неким институтом развития информационного общества и одобряется решением государственной комиссии по информатизации при государственном комитете РФ.

Татьяна Федяева: А мы с вами абсолютно не причём! Кто, кстати, входит в эту комиссию?

Ольга Яковлева: Кто входит в ту комиссию, как она утверждалась, - в правовой базе ничего этого  нет. А потом она утверждается президентом – это уже 2008 год. И уже говорится о том, что мы  в соответствии с этим документом обязаны перевести государственные услуги в электронный вид. Но из этой стратегии мы видим: а почему мы обязаны? Кому мы обязаны? Граждане ничего не знают. Госдума эти акты не принимала. Это ведомственные «домашние» нормативные актики, принятые в тихом рабочем порядке. И вдруг Россия обязана перевести все госуслуги в электронные формы!

И когда мы читаем эту стратегию, видим, что из текста её следует: подготовлена она с учётом международных обязательств России, и в ней учтены основные положения. И дальше идут ссылки на Окинавскую хартию информационного общества, на декларацию принципов построения информационного общества, на планы действия тунисского обязательства и других международных документов, принятых на всемирной встрече на высшем уровне по вопросам развития информационного общества. Кто из нас видел эти документы? Кто из нас знает, когда они ратифицированы, подписаны? Кем из руководителей государства они подписаны? В правовых базах этих документов нет. Потом, эти международные документы были ратифицированы и подписаны, далее идут внутриведомственные акты, о которых я говорила: стратегия, концепция, программы, о которых в СМИ и по телевидению мы не услышим. Наконец, завершающий этап, когда выделено финансирование, когда техническая база уже подготовлена для этих электронных услуг, тогда и принимается федеральный  закон 210, где оказывается, что мы, граждане, становимся покупателями своих конституционных прав. И покупать мы их будем у коммерческих структур и, скорее всего, даже не у российских. Потому что в документе «Концепция формирования информационного общества в России» есть очень интересная информация: переход к информационному обществу любой страны - это процесс, требующий больших материальных затрат.

США вложили и продолжают вкладывать в развитие этой индустрии до 10% ВВП и получают за счёт этого более 20% своего ВВП. Примерно такие же объёмы характерны и для других развитых стран. Смотрите, что сказано в документе: первый вариант создания этих системы – это повторение пути, который пройден другими странами. Он требует значительных капиталовложений в короткое время –  для выхода на среднеевропейский уровень. А нам предлагается второй вариант в этом документе – при минимальных капиталовложениях со стороны государства. Россия минимально вкладывает. И не говорится, откуда возьмутся деньги. А деньги-то берутся: Евросоюз, иностранные банки. Т.е., иностранные корпорации некой наднациональной структурой формируют систему, при которой мы станем заложниками хозяев этих коммуникационных систем. С ними никакие разговоры о конституционных правах, об обязанностях власти невозможны. Потому что это будут чисто гражданско-правовые отношения.

Татьяна Федяева: Лучше бы всего этого не знать. Потому что когда вникнешь, становится страшно жить. Ещё такой вопрос: если это услуги, и если нам их продают, как в магазине, то ведь ещё и НДС будут взимать?!

Ольга Яковлева: Я в руках держу свою книгу, которая недавно вышла, называется «Нас выбросили на обочину жизни». Это прямо из обращения патриарха к уполномоченному по правам человека. Он там пишет как раз о таких людях. По сути, определённая часть нашего общества, которая включает в себя пенсионеров, людей трудоспособного возраста и молодежь - оказывается выброшенной на обочину жизни. Большую часть этих людей составляют православные христиане, которые опасаются, что использование новых технологий может привести к тотальному,  идеологическому и иному контролю над личностью.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, это обращение имело какие-то последствия?

Ольга Яковлева: Патриарх ставил в обращение вопрос о том, чтобы была альтернативная система с сохранением традиций. Сейчас мы ждем от Собора каких-то документов и решений. И, кроме того, активно сотрудничаем с протоиреем Всеволодом Чаплиным, который возглавляет отдел по связям с общественностью. Им в этом году были даны разъяснения о том, что Русская Православная Церковь по благословлению святейшего Патриарха Кирилла признаёт за гражданами право отказа от электронных документов и настаивает на добровольности. Другое дело – мы видим, как власть относится к обращениям РПЦ. Но Церковь сейчас с нами. Патриарх верующих поддерживает. Поэтому, наверно, от наших усилий это тоже зависит. Будет это пять  тысяч заявлений либо десять тысяч обращений… Сейчас нужно все усилия направить на Общественную палату.

Татьяна Федяева: Обращений куда? Кому?

Ольга Яковлева: В Общественную палату. У нас есть разработанные обращения, их можно найти во всех комитетах.

Елизавета Грищенко: Пожалуйста, обращайтесь к нам по электронному адресу voda8@yandex.ruЭтот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript . Все необходимые документы, под которыми необходимо собирать подписи, и которые мы передадим в Общественную палату, вы можете получить по этому адресу.

Татьяна Федяева: Общественная палата, на ваш взгляд, сыграет какую-то роль?

Елизавета Грищенко: Вы знаете, сыграет. Маленький пример: все активные люди, которые участвуют и следят за этой проблемой, знают, что в декабре планировалось заседание Госсовета, на котором должен был рассматриваться форсайт-проект «Детство 2030». Но именно Общественная палата, которая выслушала разные стороны, повлияла на то, что этот проект не был рассмотрен.

Ольга Яковлева: Нужно бороться, отстаивать свои права. Конституция есть. Она гарантирует наши права. Для верующих людей: если Господь видит, что  вы бездействуете, то зачем вам помогать? Для неверующих тоже - есть возможности - мы пишем, обращаемся, ходим. Каких-то результатов добиваемся. Если бы не было вашей активности, не было бы права в законе об отказе в электронной карте. Сейчас вы можете от неё отказаться. Но надо добиваться, чтобы могли по традиционным документам реализовать все свои права.

Елизавета Грищенко: Пожалуйста! Будьте бдительны. Будьте осторожны, потому что не всегда и не все инновации, которые предлагаются, это благо.

Источник: http://narodinteres.ru/universalnaya%20elektronnaya%20karta.%20ili-chto-stoit-za-odnim-tixo-prinyatim-zakonom.html

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии  — 3


Валерий Ушаков   10 г. назад

Для добросовестного гражданина России предельно понятно, что возня, затеянная вокруг электронной карты - это умышленная компания по отвлечению внимания народа от заведомой лжи в общественном толковании жизни строго вопреки лучшей в мире жизнеутверждающей сущности Конституции России образца 1993 года.

Ответить
Сообщение:
Анонимно   10 г. назад

Против УЭК главный поп которому строят дворец за 1 млрд долларов?
Кому верить?

Ответить
Сообщение:
партизан   10 г. назад

«Вчерашние клерки пробились во власть
Дремучие неучи стали элитой
Теперь не властители дум знамениты,
А те, кто Россию сумел обокрасть».
Андрей Дементьев, ПОЭТ.

Ответить
Сообщение:
Пожалуйста, подождите!
Комментарий: