Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 11 апреля 2011, в понедельник, в 13:53. С того момента...

2466
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Правда жизни в зеркале русской демографии

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Человек тем и отличается от животного, что он живёт по периодам трёх циклов. Сначала период «дети»- до 20 лет, потом период «отцы-матери» до 40-50 лет, а потом период «деды». Вы что, будете выбрасывать при рассмотрении поколение «дедов»?

Татьяна Федяева: Сегодня мы встречаемся с автором книги «Правда  жизни в зеркале русской демографии». У нас в гостях Вениамин Анатольевич Башлачёв – независимый системный аналитик. Добрый день.

Вениамин Башлачёв: Здравствуйте.

Татьяна Федяева: Начну с небольшой цитаты из работы нашего автора. Книга называется «Демография для всех». В предисловии говорится, что это работа для тех, кто хочет разобраться с тем, что происходит в России. « На русской равнине наступили времена, когда молчание стало преступлением, а слово долгом. Наступили времена, когда русских смертей в два-три раза больше, чем рождений. Такой путь ведёт не к процветанию России, а в гибельную пропасть русского вымирания и разрушения страны. Читатель, не надейтесь, что вас это не касается. Не надейтесь, что беда обойдёт вас стороной. Если не осознаем, не изменим ничего, то впереди только кровь и слёзы».  Читать эту «Демографию для всех» можно и подряд и по главам и даже с конца.

Вениамин Анатольевич, вы имеете образование чисто техническое, окончили Политехнический институт, занимались радиоэлектронными системами управления и вдруг, уже 20 лет тому, как стали заниматься демографией. Почему? Вениамин Башлачёв: Демографией я стал заниматься не вдруг, меня это дело интересовало и в молодости. А демографией занялся потому, что моё образование, моя сфера деятельности в области управления летательными аппаратами показали, что процессы развития, процессы управления хоть народа, хоть ракеты - да любой системы! - должны строиться на одних и тех же принципах. Есть такая теория. Она называется теория оптимального управления. Поэтому для меня не было ни чего удивительного в новом занятии.

Татьяна Федяева: Ваши книги цитируют очень многие. Вы живёте не в Москве, а в маленьком городке Калужской области, не часто общаетесь с социологами, теми, кто обладает значительно большими возможностями. Вы просто сидите и изучаете статистику. Так? И смотрите на то, что происходит вокруг.

Вениамин Башлачёв: Немножко не так, Татьяна Степановна. Я не просто сижу и смотрю. Во – первых, я живу почти в деревне, это такие условия, когда кругом лес, чистый воздух. Понимание того, что с нами происходит, у меня не вчера появилось, оно заставляет шевелить мозги. Существует правило - хочешь пожить дольше, заставляй шевелить мозги. Смотри, анализируй, думай, делай выводы.

Татьяна Федяева: Постараемся увлечь этой вашей этой теорией наших слушателей. Итак, книга называется «Правда жизни в зеркале русской демографии». В чём состоит правда жизни сегодня?

Вениамин Башлачёв: Что я могу сказать… У всех есть телевизор, все смотрят и видят, как там много чего говорят красивыми и правильными словами. Но иногда есть там лукавство. Для того чтобы определить,  правду говорит человек или нет, надо сравнивать с тем, что говорит демография в этой сфере, о которой идет речь. А статистика беспристрастна, цифры нельзя обмануть. Например, в 20-м веке каждые 10 лет проводили перепись населения. Существуют объективные данные, сколько и каких людей находится на территории России. Сколько русских, украинцев и т.д. Росстат постоянно публикует сведения по рождениям и смертям, т.е., доступной для всех  информации более, чем достаточно. В молодости мой шеф часто говорил, что к каждой бумаге надо голову приложить. Если к этим цифрам голову приложить, то у нас  действительно крайне не благоприятная ситуация, с  точки зрения развития русского народа. Это не значит, что мы должны тут же свалиться в пропасть. Наоборот, я бы эту книгу не писал, если бы не было оснований считать, что можно выбраться из этой ситуации. Но уверен, что выбираться надо не теми методами, о которых говорят люди, выступающие по телевидению.

Татьяна Федяева: Понятно. Когда вы писали эту книгу, был ещё 2009 год. И там вы сказали, что пропасть может начаться завтра, т.е., в 2010 году. Вот наступил 2011 год. И что?

Вениамин Башлачёв: Разговор о пропасти у меня начался ещё в 2001 году, когда имел честь быть приглашенным на один круглый стол, который проводила одна очень уважаемая организация. Они сказали, что непременно опубликуют этот материал, и он будет отправлен, в том числе, и во властные структуры. Там была статья, где конкретно и четко было показано, что впереди пропасть вырождения и до края этой пропасти осталось десять лет. Это было сказано в 2001 году. Что мы имеем сейчас? На первый взгляд, всё красиво и хорошо. Но пропасть демографии не начинается так резко. Она плавно накатывается, как с горки катишься. А потом всё быстрее и быстрее. И максимум этой скорости убывания будет у нас к 2015 году. Когда говорят, что к 2020 году у нас будет всё хорошо, я отвечаю, что надо посмотреть на цифры. Пользуясь простыми правилами математики, по цифрам можно довольно легко сделать выводы, сколько будет русских смертей, сколько будет русских рождений, если продолжатся те тенденции, которые были заложены в советское время и которые были ускорены в реформы 1990 годов. Эти тенденции не остановились и сейчас.

Татьяна Федяева: Наука, и в том числе, демография, показывают, что процесс убывания русского народа не замедлился? Не прекратился?

Вениамин Башлачёв: Нисколько. Если, как говорят по телевизору, представить Россию в виде бочки, где всё намешано, перемешено, то можно делать осторожные позитивные прогнозы…  Но в бочке даже селёдку не мешают с треской. Так же и в демографии. Нельзя всё сваливать в бочку, а потом анализировать ее содержимое. Сначала надо научиться дифференцировать, разделять на составные части. Когда ты этому научишься, тогда можно начать синтезировать. Вот и всё.

Татьяна Федяева: Что можно сказать о процессах, которые в целом наблюдаются в России, в разных ее регионах? Где есть позитивные сдвиги, а где, наоборот, сплошной негатив?

Вениамин Башлачёв: Давайте будем говорить о негативе. Позитив оставим на потом. Есть такое понятие «русский крест». Его связывают с 1993 годом, с началом реформ. Но ведь «русский крест» начался ещё до 1990 года. По цифрам можно отметить, что в двенадцати областях центра России процесс вымирания начался еще  до 1989 года. А в пяти областях - вообще до 1980 года. Это, например, Псковская, Тверская, Тульская, Тамбовская области. Но мало того, эти процессы вымирания начались и в Украине.

Татьяна Федяева: Почему вы понятие «русский крест» применяете и к Украине? Что, получается так: там русские вымирают, а украинцы остаются?

Вениамин Башлачёв: Если говорить серьёзно, то существует только русский народ, а это всё - ветви русского народа. В былые времена, что не город, то говор. Был псковский говор, тверской, вятский, полтавский.  Говор отличался и интонацией, и произношением, и разными другими нюансами. У нас же был один великий русский язык! Как там у Ломоносова: «Великолепие испанского, живость французского, внешность итальянского и краткость латинского и греческого  языков». То есть,русский язык был действительно великий. Это уже потом его разделили  на  украинский, белорусский…

Татьяна Федяева: Давайте всё-таки вернемся к российским регионам. Не будем пока трогать Украину. Как выглядит эта картина?

Вениамин Башлачёв: Картина выглядит так. Если мы возьмём русскую равнину и выделим ее ядро, то это будет 20 областей: от Вологодской до Воронежской, от Псковской до Тамбовской .Посмотрим, какое соотношение смертей и рождений в отдельно взятой каждой из этих областей и в сумме. Мы увидим, что в 2000-х годах  смертей в два раза больше, а в некоторых даже в три раза больше, чем рождений. Суммарно тоже получается две смерти на одно рождение. Вот такая ситуация.

Татьяна Федяева: Звучат такие заверения, что в связи с тем, что был введён материнский капитал, увеличилось число рождений. Как вы к этому относитесь?

Вениамин Башлачёв: Я в своей жизни много чего слышал. В течение тридцати лет слышал, как у нас удои молока увеличивалось в полтора разе, как привес  мяса увеличивается, намолоты хлеба растут. Все это я, как и другие мои соотечественники, слышал из года в год. А в результате мы сейчас более шестидесяти процентов необходимого продовольствия закупаем за рубежом. А где же ваши проценты, о которых вы так уверенно и честно нам говорили? Тех людей, которые это говорили, уже нет. Даже спросить не с кого. Поэтому лучше верить очевидным показателям.

Давайте посмотрим, как изменилась возрастная  зависимость рождения  женщинами  от этого самого материнского капитала. Сравним 2001 и 2009 годы. Что мы имеем?. В возрасте 20-25 лет прослеживается уменьшение рождаемости. То есть, молодые женщины не стали больше рожать, просто у 40 летних рождаемость увеличилась в два раза! Но доля 40-летних - она же мизерная! Материнский капитал сказался положительно только на рождении детей у женщин старше 30 лет. Но по - настоящему воздействия этой меры (материнского капитала) просто нет. Не надо себя обманывать. Я сейчас скажу следующее, что может некоторым категорически не понравиться. Рождение от пьяницы улучшает демографию. Женщин-пьяниц у нас более чем достаточно. Не говоря уж в целом о качестве человеческого ресурса.

Татьяна Федяева: Но у нас другого народа просто нет. Есть тот, который есть.

Вениамин Башлачёв: Не надо обобщать понятие народа. Не надо обобщать тех же женщин. Я бы выделил четыре группы женщин детородного возраста. Есть одна группа женщин, которых не надо стимулировать. Для них рождение детей - это радость, воспитание детей это счастье.

Татьяна Федяева: Почему вы говорите только о женщинах? Мужчины, получается, вроде как не при чем?

Вениамин Башлачёв: Мы говорим о материнском капитале.

Татьяна Федяева: Семья же получает, в конечном счёте.

Вениамин Башлачёв: Нет.  Юридически получает мать. Поэтому будем говорить о матери. Существует ещё  вторая группа женщин, которые ни за какие коврижки не будут рожать. Они считают, что их дело - это карьера. Ведь есть женщины, которые заводят собак, вместо того, чтобы рожать детей. Это же извращение жизни! Есть группа женщин, которых и не надо поощрять рожать. Посмотрите, сколько у нас детей  отдаётся в детский приют? Миллионы! И есть ещё одна группа женщин, на которую я возлагаю надежды. Она самая многочисленная- для которых дети - это счастье, но они не хотят замыкаться только в своём домашнем хозяйстве. Для них важна и их роль человека в обществе. В конце концов, у них есть работа, творчество, талант! Для того, чтобы стимулировать рождение детей именно у этой группы, правительство должно понять, что не обязательно заставлять таких женщин работать на производстве десятки лет. Им, может быть, достаточно и 3-4 лет. В Германии есть группа женщин - матерей, которые приходят на работу и выполняют свои функции на протяжении лишь 3-4 часов в день, и правительство это поощряет. Понятно, что воспитание 3-4 детей – это тоже работа. И очень серьезная и важная.

Татьяна Федяева: Следовательно,  должна быть сформулирована четкая политика государства по отношению к женщине – матери?

Вениамин Башлачёв: Да,  конечно.

Татьяна Федяева: Сейчас многие говорят, что жизнь тяжелая, рожать не надо. Есть такая расхожая фраза: «Не хочу плодить нищету». У вас в книге это тоже есть. И есть примеры1943 года. Война, жить тяжело и т.д. и… Вы приводите цифры совершенно ошеломляющие.

Вениамин Башлачёв: Дело в том, что дети - это не функция денег. Дети - это функция морального, духовного настроя. Возьмём  данные по смертности за 1941-1943 годы. Война – люди гибли. И вдруг в 1943 год смертность не на фронтах, а в тылу уменьшилась в два раза. Почему? Потому, что позади уже был Сталинград!

Татьяна Федяева: Самое главное - это состояние духа. Получается, что дух первичен, материя вторична?

Вениамин Башлачёв: Согласен. В вопросе демографии разделить мужчин и женщин – это крайне  глупое рассуждение. Я приведу пример: если взять все цивилизации, которые существуют - японская, индуистская, китайская, русская… –  везде есть одно свойство, которое характерно для любой цивилизации. Требования к человеку везде было записано в виде закона.  Если обобщить их все, то можно сказать так: обеспечить непрерывность совместной жизни отца, матери и ребёнка. Если вы родили ребёнка, то будьте добры его воспитывать, поить и кормить.

Татьяна Федяева: Понятно. Нельзя всё сваливать только на женщину, а то мужчина у нас очень часто остается как бы в стороне. В чём причина? Может, она тоже демографического характера? Почему мужчина очень часто оказывается за скобками семьи?

Вениамин Башлачёв: Это результат 70-летней советской пропаганды.

Татьяна Федяева: Вот давайте не будем сваливать все на советскую власть. 20 лет, как уже нет ее.

Вениамин Башлачёв: Я говорю про то, как извратили мораль человека. Возьмём семейный кодекс. Там 250 статей, и ни в одной нет слов том, что  семья должна быть субъектом права. Все статьи по сути посвящены тому, как бы разрушить семью. Там, конечно, не написано слово «разрушить». Там говорится о том, какие права имеет мама, какие -ребёнок.

Татьяна Федяева: То есть все отдельно друг от друга?

Вениамин Башлачёв: Да. А семьи то нет! А называется при этом документ«Семейный кодекс»!

Давайте спустимся на землю. Вот я говорю «русский народ». Выделил бы при этом три основных фактора, которые определяют, что есть народ. Это кровь, то есть насколько они расово однородны, это дух , то есть, то, что характерно для данного народа, и это почва- те условия, которые определяют жизнедеятельность человека. И когда рассматриваешь эти факторы в целом, то понимаешь, что бессмысленно разделять мужчин и женщин. Повторю, что во всех цивилизациях  требовалось обеспечить взаимодействие до вырастания ребенка. Официально принято считать, что оптимально, чтоб  на женщин приходилось 2,15 рождения. Женщина рождает двух или 3трех детей. Если в семье трое детей – это здоровая семья, которая обеспечивает развитие цивилизации.

Татьяна Федяева: У нас одна многонациональная страна. В ней живут ингуши, чеченцы, удмурты, якуты – всех не перечислишь. Почему там,  где материальное положение значительно хуже, чем в средней России,  рожают детей и относятся к семье по-другому, не так как в средней России. Во всяком случае, на Кавказе не сдают младенцев в детские дома?

Вениамин Башлачёв: Я же говорил, что всё определяет мораль. Мораль у кавказских народов совсем не такая, как у наших русских народов.

Татьяна Федяева: Почему они сохранили эту мораль, а мы - нет?

Вениамин Башлачёв: Я ещё раз повторю, что это результат советской эпохи.

Татьяна Федяева: А я еще раз говорю, что уже два десятка лет, как нет советской власти. Новое поколение выросло! Вы же говорите всё о советской эпохе.

Вениамин Башлачёв: Вы упомянули слово « поколение». Понятие воспроизводства поколения относится к животным. Человек тем и отличается от животного, что он живёт по периодам трёх циклов. Сначала период «дети»- до 20 лет, потом период «отцы-матери» до 40-50 лет, а потом период «деды». Вы что, будете выбрасывать при рассмотрении поколение «дедов»?

Есть очень интересные данные за 1925 год. Это количество разводов среди молодых людей на тысячу браков. Возьмём  Ленинград, Харьков и Минск. Разводов на 1000 браков приходится в диапазоне от 150 до 200, т. е. каждый пятый брак заканчивался разводом. В течение  первого года! Эти же показатели для Берлина, Нью-Йорка, Токио, куда не приходила «новая мораль», находятся на уровне 1 к 100. Разрушение морали в России началось не в 90-е годы, а в смуте 1917 года. Свободное отношение между полами, легкость разводов… И закрывать на это глаза просто несерьёзно.

Татьяна Федяева: Самое главное, вы говорите, это позитивный настрой как отдельного человека, так и всего народа. В своей книге вы останавливаетесь на мерах, которые необходимо предпринять, чтобы ситуация на русской равнине изменилась, чтобы русский человек не вымирал, чтобы понятие «русский крест» для нас уже было чужим понятием. Что надо делать?

Вениамин Башлачёв: Нужно создать такой позитивный настрой, чтоб в людей вдохнуть порыв.

Татьяна Федяева: Кто создавать должен?

Вениамин Башлачёв: Для начала это должно быть правительство, СМИ.

Татьяна Федяева: Как правительство должно это сделать? Они учредили «материнский капитал». Мы сейчас проанализировали его эффективность и сделали вывод, что это не совсем то или совсем не то, что всерьез стимулирует деторождение.

Вениамин Башлачёв: На правительство у меня большие надежды, но не сто процентов. А вот телевидение… О нем хотелось бы сказать особо.  Мораль сейчас формируют не мать и отец, а телевидение. На телевидении должны быть люди – моральные эталоны.

Татьяна Федяева: А откуда они возьмутся?

Вениамин Башлачёв: Есть такое понятие « мода». Нужно формировать моду на семью. «Мода» это, когда человек смотрит на какой - то образец и хочет ему подражать. Моду должны формировать люди, у которых есть трое-четверо детей, при этом они сами успешные, состоявшиеся. А вы посмотрите, кто эту моду сейчас  формирует? Это женщины, которые бравируют тем, что они пятерых мужей перебрали, но никак не находят настоящей любви. И мужчины такие есть. Главное – именно они «сверкают» сегодня на телевидении. Их же близко нельзя допускать, они же воздействуют на молодёжь, растлевая!

Татьяна Федяева: У вас есть внучки, вы дед, вы можете воздействовать на них?

Вениамин Башлачёв: На внучек я пытаюсь. Но они больше верят тому, что видят по телевизору, чем то, что говорят дед и отец.

Татьяна Федяева: То есть, воздействие среды оказывается сильнее, чем воздействие близких людей?

Вениамин Башлачёв: К сожалению, во много раз сильнее.

Татьяна Федяева: Почему кавказские республики, о которых сегодня говорили и где тоже смотрят эти же передачи, относятся к семье по - другому?  Значит, у нас нет иммунитета против пошлости, а у них есть?

Вениамин Башлачёв: Да, иммунитет мы потеряли. Воздействие телевидения и на Кавказ и на многие другие регионы, в конце концов, приведёт к тому, что лет через 30-40, у них тоже будет по одному – два ребёнку. Они забудут про такую мораль, что женщина не имеет права делать аборт. Для них сейчас это табу.

Татьяна Федяева: Ещё один момент. Что делать с «зелёным змием»? Люди очень много пьют. Факт неоспоримый. Какая семья может быть в таком случае, какие дети?

Вениамин Башлачёв: А пьют-то люди отчего? Они же глушат безысходность, в которой находятся. Ведь за десятилетия людей приучили к тому, что есть начальник, у которого они работают, тот обеспечивает зарплатой, работник её приносит домой - и всё. Самостоятельность мужчин в своём деле за время Советской власти была загублена напрочь. Если оглянуться лет на 100 назад, посмотрев те демографические данные, то мы увидим, что в 17-19 в.в. прирост численности русского народа обеспечивали именно вольные люди. Был дух у русского народа. Земля и воля! Великие слова – именно они определяли дух! Русский без земли - это «перекати поле». Почва жизни у русского народа была - работа на земле.

Татьяна Федяева: Вениамин Анатольевич можно я в конце нашей передачи вас процитирую? «Что не создаётся деньгами. Читатель наверняка отметит, что акцент проекта «Русский прорыв. 21 век» сделан на эмоционально - психологический настрой, в котором почти не видно финансовой составляющей. И это правильно. Дело в том, что дети - это не функция денег, дети - это функция любви и морали. А любовь и мораль деньгами не создаются. Нужно решительно изменить ценности. Ценность денег отнести на задний план. Жизнь 21 веке будут определять не деньги на счетах в банках, а гармоничное  развитие интеллектуальных и физических способностей наших детей.» Как бы хотелось, чтобы именно так шло наше развитие…

Обращаюсь к радиослушателям. Если хотите прочитать эту книгу демографа Вениамина Башлачева, заходите на сайт «Народный интерес». Действительно, это очень интересно. Спасибо нашему собеседнику. И всем – всего самого доброго.

Источник: Народный интерес

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: