Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 23 января 2011, в воскресенье, в 17:01. С того момента...

2196
просмотров
0 добавлений в избранное
1 комментарий

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Специфика философии Нового времени. Эмпиризм.

Автор: Дмитрий
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Философия Нового времени получила новое, отличное от средневековой направление, обусловленное сменой приоритетов общества. В нашей статье основные направления и их специфика.

Новая философия, приходящая на смену религиозной философии Средневековья, существенно отличается от нее и по предмету, и по цели, и по методологии исследования. Доктрина «двойст­венной истины», выдвинутая в XIII в. арабским философом Ибн Рушдом и отвергнутая официальным духовенст­вом, к XVII в. стала фактическим основанием для отделения фи­лософии от теологии и полного освобождения науки из-под вла­сти Церкви.

В эпоху Средневековья безусловный приоритет принадлежал истинам веры, к Новому времени проблемы истол­кования священных текстов смещаются на периферию созна­ния, в то время как на передний план выдвигается требование научиться читать и понимать «книгу Природы». Освобождаясь от «идеологического контроля» Церкви, философия начинает испытывать все большее влияние естествознания и математики. Результат смены ориентиров — после более чем двухтыся­челетнего господства идеала умозрительного теоретизирования на передний план выдвигаются естественные науки, а задачей познания становится обоснование научного метода, продуциро­вание открытий и изобретений, которые способствовали бы расширению сферы влияния человека, утверждающего себя в ка­честве властелина мира.

Бэкон подчеркивает практический смысл познания: знание необходимо для того, чтобы найти в нем опору для изменения мира, приведения его в соответствие с желаниями и стремления­ми человека. «Мы можем ровно столько, сколько мы знаем», — говорит Бэкон. Знание есть сила, дающая человеку власть над природой — вот суть новой мировоззренческой установки, опре­делившей основные ориентиры новоевропейского мышления на последующие четыре столетия.

Общая ориентация на практическую эффективность, полезность научного знания в философии Нового времени была реализова­на в двух направлениях — эмпиризме и рационализме, конкурент­ная борьба между которыми во многом определила духовную ат­мосферу эпохи в целом. Эмпиризм, основоположник которого — Фрэнсис Бэкон (1561-1626), укоренился на английской почве, впоследствии широко распро­странившись в англоязычных странах, где, хотя и в модифициро­ванных формах, сохраняет свои позиции до сегодняшнего дня. Философия эмпиризма восходит к античной философии Эпикура, который четко сформулировал положение, составляющее ос­нову всей эмпирической традиции: «Ложь и ошибка всегда лежат в прибавлениях, делаемых мыслью». Если бы мысль была только воспроизведением извне действующего на нее объекта, ошибки не возникали бы никогда. Истина и ложь — это характе­ристика не внешних предметов, а наших суждений, выражаю­щих ожидания и предположения по поводу этих предметов. Если при сопоставлении с предметом они не подтверждаются, то суждения ложны, если подтверждаются — истинны.

Когда эмпирик говорит об истинности или ложности, он имеет в виду не объекты, а суждения или, точнее, предсуждения (предрассуд­ки), которые формируются в нашем рассуждающем мышлении т.е. до опыта, до того, как в нем будет запечатлен под­линный (чувственный) образ предмета. Сформировавшиеся после опыта суждения долж­ны были бы быть всегда истинными, если бы впечатления, полу­чаемые от вещей, ложились на гладкую основу, не искаженную нашими пристрастиями и предположениями. Образно говоря, предрассудки, присутствующие в нашем сознании, лишают его «гладкости», придают ему своеобразную «фактуру», шероховато­сти которой препятствуют получению идеально четкого отобра­жения, на котором были бы ясно «прорисованы» все детали ори­гинала. Бэкон уподобляет человеческий ум неровному зеркалу, кото­рое «изменяет ход лучей от предметов сообразно своей собствен­ной форме», а потому «грешит против верности тем, что сплетает и смешивает с природой вещей свою собственную природу». По­знающий ум нуждается не столько в активизации, сколько в огра­ничении, ему нужны не крылья, а свинцовые гири, чтобы сдер­живать его беспочвенные фантазии.

Источник: studentuhelp.ru

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии  — 1


страж   3 г. назад

классная статья

Ответить
Сообщение:
Пожалуйста, подождите!
Комментарий: