Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 20 марта 2013, в среду, в 14:22. С того момента...

496
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Жизнь города от начала XVIII века до начала XX (часть 4)

Автор: FomaFirst
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Продолжаем рассказ о Москве XVIII-XX вв. В этой статье вы узнаете о жизни Москвы в первой половине XIX века.

1812 год. Уже был Смоленск, отгремело Бородино. Свершилось небывалое — враг в сердце России, в древней ее столице. По-хозяйски ходят по опустевшему городу квартирьеры французской армии, размещают на постой поредевшие батальоны. Уже начался грабеж — Москва оставлена жителями — и вспыхнули пожары. Город горел, как факел. Огромный прекрасный город. Наполеону и свите надо спасаться, но где найти безопасное место в Москве? Только за городом, за чертой огненной бури, в зеленом Петровском, в старом путевом дворце Екатерины смог найти убежище французский император. «Мы шли по огненной земле, под огненным небом, между стен из огня», — говорил один из спутников Наполеона. Такого пожара Москва не знала уже несколько столетий. Полсотни лет пустыри на месте многих кварталов напоминали москвичам о страшном сентябре 1812 года.
(рис. 1)

 

* * *

«Екатерина Вторая... повелела соорудить сие здание, которое заложено 1764 года апреля 21-го дня». Ликовали в бедности рожденные младенцы: заложен был дом Воспитательный. И архитекторы ликовали, которым строение возводить поручили. Словом, сплошное ликование и пушечный салют, и бесплатный обед. Ивана Ивановича Бецкого, сановника вельможного, по всей Москве хвалили, его чаяниями дом Воспитательный строился. По всей России в церквах подписка шла, деньги на строение собирали. Кто сколько мог, столько и давал. Заводчик Прокофий Демидов, например, 200 тысяч отсчитал. Если бы еще все денежки до детишек дошли, совсем хорошо было бы. Милосердие демидовское отнюдь не на всех распространялось, и благодеяния тоже. Стонали в уральских демидовских рудниках тысячи и тысячи крепостных, мерли, как мухи, приписанные к его заводам, на их крови и состояние держалось и благотворительность. И никаким домом Воспитательным не уравновесить было страданий народных.  (рис. 2)

 

* * *

Куда как чуден создан свет!
Пофилософствуй — ум вскружится;
То бережешься, то обед:
Ешь три часа, а в три дни не сварится!

Так по А. С. Грибоедову философствовал дворянин московский в начале прошлого века, не слишком обремененный заботами, не слишком отягощенный трудами.

Это — Москва Фамусовых, московский свет. Балы, скука, прожигание жизни...

Но разве этим одним исчерпывалось общество московское? А Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, десятки других блестящих имен? А декабристы, герои 1825 года? Многие из них жизненный путь свой начинали в уютных ампирных особнячках дворянской Москвы. Путь их часто вел на эшафот, в тюрьмы и рудники, но дело их не пропадает втуне. Разбуженные громом восстания 1825 года, отзвуки которого долго будут еще волновать Россию, присягают друг другу на Воробьевых горах два мальчика, Герцен и Огарев, присягают пожертвовать жизнью за счастье народа, до конца идти по избранному пути. (рис. 3)

 

увеличить увеличить Рис. 2. Воспитательный дом
увеличить увеличить Рис. 3. Особнячки дворянской Москвы
увеличить увеличить Рис. 1. Пожар в сентябре 1812 года
 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: