Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 3 голоса
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 10 октября 2009, в субботу, в 15:23. С того момента...

604
просмотра
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Рукотворные кумиры былого 7

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Можно ли бороться с терроризмом, прославляя и увековечивая террористов? У нас получается...

 

Один из читателей, с которым мне пришлось поспорить по поводу очередной публикации «Кумиров», в конце концов спросил: «Неужели вы надеетесь, что городские власти всерьез возьмутся за переименование улиц?» Честно говоря, не думаю...

Но, с другой стороны, вопрос о том, для чего мы называем улицы именами людей, а не номерами, все-таки требует ответа. Каково улице Ахматовой рядом с улицами тех же Дзержинского и Менжинского, лично причастных к расстрелу ее мужа? А Марины Цветаевой, Пастернака и Булгакова рядом с улицей Чекистов? Как тут не вспомнить Ленина, утверждавшего, что перед тем, как объединиться, надо хорошенечко разъединиться...

Подтолкнувший историю

 Как это не странно, но среди имен, запечатленных на наших улицах еще при советской власти, есть несколько, принадлежавших людям, чья деятельность не больно -то одобрялась официальной идеологией! То есть, они были как бы наши, но заблуждающиеся, и чем руководствовались горисполкомы, прославляя их на века - тайна...

Например, Желябов, руководитель террористической организации «Народная воля», прославившейся убийством Александра II, в народе прозванного «Освободителем». Странный, честно говоря, был выбор: из всех русских императоров он меньше, чем кто-нибудь другой, заслуживал такого конца! Мало того, что именно Александр осуществил вековую мечту прогрессивной общественности - отменил крепостное право, он еще провел судебную реформу, дав России правосудие, равного которому, по справедливости и демократизму ни тогда в мире не было, ни сейчас нет! И, кстати, именно при Освободителе начали создавать Конституцию - но эту работу на долгие годы прервало его убийство.

С судом присяжных получилось еще интересней: наивность и прекраснодушие прогрессивной общественности дискредитировали идею настолько, что мы до сих пор не можем решиться создать честный суд! Но сие совсем другая история...

Возвращаясь к Александру, хочется упомянуть еще и о земстве  - это и есть та муниципальная реформа, которая могла бы совершиться у нас сейчас, не будь в России «Партии реальных дел» с реальными пацанами, или будь у нас Александр II! Ну и железные дороги, конечно: до сих пор пользуемся.

Уверен - найдись в Российской империи, одновременно с Александром II еще какой-нибудь царь, «Народная воля» выбрала бы для казни его. Но, увы, такого не нашлось, а революционные выступления шли на спад. Как говаривал сам Желябов: «Историческое движение ужасно тихо - его надо подталкивать» - лучше всего убить кого-нибудь поприметнее! Подталкивали около десяти раз, в том числе и взрывами поездов, но царю везло. Зато гибли другие, не виноватые, которых никакие народовольцы к смерти не приговаривали... Самое мерзкое, что это революционеров не волновало: заранее считалось, что жертвы неизбежны и жалеть о них не стоит - идея важнее!

Современников больше всего поразило, что когда прокурор на суде начал рассказывать о погибшем при взрыве мальчике-подмастерье, случайно проходившем мимо, Желябов расхохотался... «Когда люди плачут, Желябовы смеются» - эта фраза прокурора впоследствии стала романом Достоевского «Бесы».

Впрочем, во что превратят разработки народовольцев их последователи, не догадывались ни сами революционеры 19 века, ни их противники. 12 ноября 1938 года Сталин и Молотов за один день подписали 3167смертных приговоров - это в пять раз больше, чем царские суды приговорили к смерти за период с 1826 по 1906 годы! А начиналось все с убеждения многих Желябовых в том, что если есть идея, невинные жертвы таковыми не считаются. Каждый раз, когда взрываются самолеты и жилые дома, захватываются школы и больницы, над страною встает призрак народовольцев ...

Между прочим, именно Желябов изобрел такой способ терактов, как взрыв пассажирских поездов! И именно он придал политическим убийствам в России системный характер... Но (ирония судьбы!) - по свидетельству очевидцев, большинство крестьян империи восприняло весть об убийстве царя, не как акт революции, а как месть венценосцу за народную свободу. А мстили, в крестьянском представлении, естественно, проклятые помещики! Надо полагать, Желябов добивался совсем не этого!

Давайте все-таки определимся: мы боремся с терроризмом, или прославляем имена его теоретиков и практиков?

И еще: всякий советский человек знал слова Ленина про терроризм «Мы пойдем другим путем, мама!», но мало кто знал, что в одной из статей он рекомендовал боевикам рабочих дружин тренироваться, убивая городовых (в сущности, уличных постовых) с помощью ножей, кастетов, тряпок, смоченных керосином, колючей проволки... Так развилась идея народовольцев об убийстве примера для.

Один из соратников Желябова по «Народной воле», Тихомиров, впоследствии писал: «Одно из двух - либо имеются силы, способные свергнуть режим, либо нет. В первом случае нет необходимости в политических убийствах, во втором - они ни к чему не приведут». К сожалению, Желябов не успел додуматься до такого вывода.

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: