Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 2 сентября 2008, в вторник, в 23:55. С того момента...

1956
просмотров
1 добавление в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:


ru18plus.ru

Top 5 àвтора:

НОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ

Автор: Россиянин
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Выходы сознания из тела


 

          ТРАГЕДИЯ В НОЧИ                  

 "Я лечу: на небольшой высоте (10 – 11км.) и небольшой скорости (~1000 км/час). Ночь. Неописуемая красота огней Земли. Яркие звёзды, россыпи огней внизу. Моё астральное зрение – поражает. Иногда появляются самолёты идущие встречным или перпендикулярным курсами. Большие и маленькие, чаще большие. Я пристраиваюсь сбоку и заглядываю в иллюминаторы.

 Счастливые и озабоченные лица людей: кто-то летит домой, кто-то на отдых, в гости, командировки и т. д. Большинство пассажиров немного волнуются: не часто приходится летать на самолётах. Как всегда и везде: неугомонные дети.

 В одних самолётах кушают, в других – закончили, кто-то спит, кто-то читает. Разговаривают мало. Ночь. Время не для разговоров. В некоторые самолёты "захожу, трогаю кого-то, кричу в уши", но, увы,… меня не слышат, не видят, не ощущают.

 Бесплотный дух! У меня огромное преимущество перед другими людьми: я умею выходить из тела, то есть покидать его, на некоторое время. У меня неограниченные возможности, необыкновенные ощущения. Каждый раз, когда путешествую в астрале, меня охватывает неописуемый восторг.

 Но главное, и одновременно грустное в том, что ни с кем не поделишься и не объяснишь приобретённый опыт: люди просто не понимают и не воспринимают подобные вещи. Жаль. Так хочется поделиться с кем-нибудь своим восторгом…. Мои мысли прерывает быстро приближающийся, впереди и справа, под углом к моему "курсу", яркий и вытянутый огонь. Я резко торможу (мысленно, конечно) и, о, Бог мой!

 Справа налево, передо мной, пролетает большой самолёт с горящим, на левом крыле, двигателем. Кроме того, "вижу" огонь внутри крыла: по трубопроводам и пучкам проводов, он подбирается к соседнему двигателю и керосиновым бакам. Встречный воздух сильно раздувает пламя.

 Мгновенно догоняю самолёт и "впрыгиваю" в салон. Здесь паника: пассажиры вскакивают и порываются куда-то бежать. Почти охрипшие стюардессы, уговаривают людей не покидать своих мест. Все что-то одновременно кричат, плачут, со страхом смотрят друг на друга; с надеждой на стюардесс, которые сами перепуганы не меньше, но, тем не менее, стараются выполнять требования инструкций.

 Лайнер, пока, летит горизонтально. В кабине, командир корабля, едва не плачущим голосом, докладывает на ближайший аэродром о сложившейся ситуации. Он говорит, что средства пожаротушения сработали, но пламя погасить не удалось. От специалистов следует совет: перевести машину в пике и скоростным потоком воздуха сбить пламя.

 "Но, сэр, – кричит лётчик, – от быстрого перепада давления, у пассажиров могут полопаться барабанные перепонки, будут болеть уши…". "Майкл, ты кретин! Гибнет самолёт, вы, все, можете погибнуть вместе с ним. Зачем вам тогда уши? Не думал, что ты такой болван, Майкл! Быстро в пике! Не то я тебя, сейчас, по телефону расстреляю!"

 Тем временем, в салонах, испуганные люди бегут, пытаясь прорваться, к пилотской кабине. Стюардессы едва сдерживают натиск обезумевшей толпы. На летательный аппарат начинает действовать дисбаланс: нос машины, начинает крениться вниз. В это время раздаётся сильный хлопок. Из второго, ближнего к фюзеляжу, двигателя, вырывается яркий огонь: горят оба двигателя левого крыла. Салон наполняют новые, отчаянные крики людей.

 Одна из стюардесс, по телефону, кричит командиру о том, что они не могут удержать толпу. Из кабины выскакивает, почти обезумевший, второй пилот. Секунд десять он, с перекошенным лицом, смотрит на орущую и воющую толпу. Затем, выхватывает пистолет и стреляет в рыдающего, упитанного толстяка.

 Это помогает, становится несколько тише, и лётчик приказывает всем сесть на свои места и застегнуть ремни, кто не выполнит приказа, будет расстрелян на месте. Слышен плач перепуганных детей. Пассажиры поворачивают назад, намереваясь сесть, но, в это время самолёт резко наклоняется вперёд и начинает входить в пике.

 Хвосты пламени сильно вытянулись, но не отрываются от гондол двигателей. По всей вероятности, в них свободно истекал керосин. Раздались душераздирающие крики, люди схватились за уши - казалось, что их проткнули спицами. Я прекрасно понимал всё, что испытывали люди. Скорость нарастала.

 От невыносимой боли, часть пассажиров потеряла сознание. Остальная часть кричала уже ничего, не воспринимая, была только непереносимая боль и ощущения падения, когда сердце подкатывается к горлу. В салонах образовались "свалки" из непривязанных людей.

 Несколько человек затихли: остановились сердца. Астральные тела или, как мы говорим – души, двух женщин и трёх мужчин, поднялись к потолку. В недоумении и со страхом взирали они на происходящее, ещё не сознавая, кто они теперь? В этот момент появилось ещё несколько сущностей, но они пришли извне, я это заметил.

 Это были те, в обязанности которых входит встреча новоприбывших, в астрал, душ. Они начали объяснять "новичкам" сложившуюся ситуацию, успокаивать их и отвлекать от происходящего. Ко мне никто из них не обратился: видимо, они знали, что я не умерший человек.

 Стюардессы, зажав руками уши, кричали вместе со всеми. Картина была ужасная: люди были непохожи на людей, из ушей потекла кровь. Кричащие, бьющиеся в судорогах дети и несколько, совершенно спокойных взрослых – мёртвых. Всё было напрасно – пламя не отрывалось и не гасло.                       

 Аэробус перешёл в горизонтальный полёт. Он летел, теперь, на двух двигателях, их гул, пока был ровный, согласный. Скорость резко упала, машина едва держалась в воздухе. Обезумевшие люди, видя, что горят уже два двигателя, продолжая зажимать уши, ринулись вперёд. И снова, на их пути встали остатки штата стюардесс, остальные, также, лежали без памяти.

 Передняя часть летательного аппарата начала угрожающе опускаться. Из кабины, размахивая оружием, вновь выбежал второй пилот. Но, теперь, в связи с отсутствием надлежащей скорости, выровнять самолёт было уже нельзя. Толпа, помня предыдущее действие авиатора, давя падающих людей, хлынула назад.

 Лётчик, держа на взводе пистолет, шёл за ней. Мне показалось, что он уже ничего не соображал, был не в себе. Это было его ошибкой. Пассажиры, крича, бежали мимо своих мест, в задний салон.

 Теперь уже задняя часть машины начала опускаться вниз. Напрасно, командир, отдавал от себя штурвал, давил на него, стараясь отодвинуть его ещё немного – опустить нос самолёта, выровнять аэроплан по горизонтали. Увы,…. Рули высоты были повёрнуты максимально: реакции машины на действия пилота не наступало из-за отсутствия надлежащей скорости.

 Уклон назад достиг такого угла, что люди не могли остановиться. Они бежали, падали, катились в заднюю часть погибающего лайнера. Наконец он встал почти вертикально, как бы приостановился и начал беспорядочно падать в темноту.

 Работающие двигатели правого крыла раскручивали машину, заставляя её выписывать немыслимые пируэты. Пассажиры, как мячи, летали по салонам, ударяясь о кресла, перегородки и стенки фюзеляжа.

 Командир гибнущего корабля так и остался в позе пилота, отдающего от себя штурвал: его сердце не выдержало невиданного напряжения и переживаний, от ответственности за жизнь вверенных ему пассажиров. Сейчас он держался на ремнях безопасности. Второй пилот решил свою задачу проще: стоя перед толпой, он выстрелил себе в рот и теперь, так же, как и все, летал, в пассажирском салоне. Остальные члены экипажа приняли смерть вместе со всеми, так как в последний момент, они, помогая стюардессам, успокаивали в салонах пассажиров…. Я покинул обречённый самолёт.

 Внизу, под ним, был океан. Удар о воду произошёл тогда когда лайнер был в горизонтальном положении, но левое, горящее крыло, было направлено вниз. К этому моменту, в сознании, уже никого не было. Машина развалилась на несколько частей. Какое-то время, обломки, ещё держались на плаву, издавая хлюпающие и булькающие звуки. Затем, всё ушло под воду. Появилось и начало разрастаться керосиновое пятно, в котором плавало несколько трупов и некоторые предметы.

 Над местом падения находилось уже пять − шесть десятков душ. Они прибывали с каждой секундой. Криков недоумения становилось всё больше: почти все "умершие" не осознавали своего, нового положения – перехода в другой мир. Между ними суетились прилетевшие "волонтёры" астрала, успокаивая "новичков" и объясняя сложившуюся ситуацию. Они были крайне вежливы и терпеливы, десятки раз повторяя одно и то же.

 Последними появились лётчики и двое из прибывших сущностей, которые осмотрели останки самолёта и увлекли за собой тех, кто замешкался возле своих тел. Затем, все, очень быстро удалились.

    Я остался один и был поражён, и раздавлен случившемся. Почему мне надо было видеть всё это? Зачем? Чтобы написать об этом? А зачем писать о подобных вещах? Зачем, лишний раз будоражить воображение людей? Ведь для нормального человека это страшная трагедия, которую даже и вообразить невозможно.

 Это какой надо обладать фантазией и знаниями, чтобы нарисовать в уме такую картину? Может поэтому мне, и предоставили возможность увидеть своими "глазами"? Вот с такими мыслями я медленно, возвращался назад.

 И вдруг, вначале, как бы издалека, услышал голос, который постепенно становился всё громче: "Переживаешь? – я понял, что вопрос обращён ко мне. – Не стоит всё так воспринимать, как воспринял ты. Люди всегда: когда-либо и где-либо, как-то – "умирают". "Смерть" бывает разная, но она одна и один раз.

 Просто вы, люди, воспринимаете её неправильно, по-своему. Что значат в вечности те несколько минут, что люди испытывают перед переходом в другой мир, возвращением "домой?" Тем более что это вовсе и не смерть, а новое рождение, теперь, уже, в астральном мире. А рождение нового, почти всегда, происходит в боли и страдании.

 К тому же, собравшиеся в этой машине люди, уже отжили своё. Их долго собирали. Непросто было устроить жизнь так, чтобы они приняли решение лететь в одно время. Смерть близких людей должна служить кому-то – уроком, кому-то – предостережением и напоминанием о неких обязанностях, взятых сущностями, перед приходом в этот мир. Ты, что, забыл? Если нет – зачем тогда переживаешь?"

 "Не могу забыть увиденные картины ужаса и страха, так как, в данное время, являюсь человеком, и мною владеют те же чувства и эмоции, что и у других".
Голос продолжал: "Большинство, из этих людей, сильно согрешили, а у некоторых – их родственники.

 В том и другом случае, никто не стремится к исправлению, приобретению положительных, духовных качеств, к стремлению выполнить свою кармическую задачу. Поэтому, было принято решение об изъятии их из физической жизни.

 "Незаслуженная", с точки зрения людей, смерть других – "невинных" и детей, явится уроком и предлогом для обдумывания процесса жизни и становления на путь пересмотра смысла существования и исполнения своей кармической задачи. Эти "невинные" исполнили свою кармическую задачу и их, также нет смысла держать на Земле. В последующем, они возродятся в другом, более высоком качестве.

 Что же тебе объяснять? Находясь сейчас, в астральном теле, ты сам прекрасно всё знаешь и тебе доступны многие знания Вселенной. Ведь не имеет значения, в какой форме человек совершил переход в другой мир. Важен сам факт свершившегося процесса. Не так ли?"

 "Конечно, конечно, знаю и всё понимаю, но сейчас, во мне ещё сильны эмоции физического существа, поэтому воспринимаю это как страшную трагедию!"

 "Всё верно, это трагедия для многих. Но в то же время, это задача, которую каждому, кто имеет к ней отношение, необходимо решить, понять урок. Почему эта трагедия коснулась именно его? В чём кроется причина предупреждения или наказания? Выявить свои ошибки, сделанные в процессе жизни и которые, наверное, продолжают иметь место. Как исправить себя, своё поведение и научиться любить людей, не обманывать их, а значит и самого себя?

 Вопросов много и каждый должен найти на них ответы и перестроить свою жизнь так, чтобы она соответствовала принципам вселенских заповедей. Вот так. Это дело каждого, в том числе и твоё. Твоя наработанная карма не соответствует твоему духовному уровню. Я всё сказал", – голос затих вдали…".  

 Проснувшись, долго был не в себе. Поразившее меня событие, неотступно стояло перед глазами. Последние слова, сказанные в мой адрес, заставили задуматься. Да, я и сам чувствую, что многое делаю не так, и многое – вовсе не делаю. Надо менять образ жизни, поведения и мыслей – это необходимый факт.

Источник: автор

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: