Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 20 декабря 2009, в воскресенье, в 21:44. С того момента...

657
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Исповедь ДО и ПОсле смерти

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Мнение людей, переживших клиническую смерть

ИСПОВЕДЬ ДО И ПОСЛЕ СМЕРТИ

 

Современная наука вслед за религией приходит к выводу: смерть — это не конец, а скорее переход из одного состояния в другое. Научные приборы фиксируют — за телесной смертью что-то есть.

Российские ученые сделали уникальное открытие: после смерти энергетика человека не исчезает еще в течение нескольких дней, а её характер напрямую связан с причиной смерти.

Академик Наталья Бехтерева уверена: видения людей, переживших клиническую смерть, это не галлюцинации.

Нир Абужан, обычный житель Тель-Авива, испытал клиническую смерть, прошел Высший суд и вернулся обратно. Удивительная история, советую посмотреть в конце поста.

Мои переживания в результате автокатастрофы во многом совпали с описаниями Нир Абуджана.

Исповедь человека перед смертью и после смерти различаются как день и ночь. Советую посмотреть!

 

Неделю назад по первому каналу показали фильм «Тайны смерти». В нём доктор психологии из Университета Аризоны профессор Гарри Шварц утверждает: "Смерти нет. Есть трансформация, переход из одного состояния в другое. Точно также как гусеница не умирает, а превращается в бабочку, так и тело, разлагаясь физически, на самом деле высвобождает энергию, и трансформируется в другое состояние".  

 

  Смерть включена в программу жизни. Если бы не было смерти, не было бы и жизни, – уверен Нобелевский лауреат Роберт Хорвиц, открывший механизм апоптоза – самоубийства клеток.

Основываясь на его исследованиях, российские биологи нашли средство блокировать процессы разрушения клеток – и продлить молодость, отменив болезни и старение. Но, как выяснилось, смерть в любом случае отменить нельзя. И если смерть неизбежна, в этом должен быть смысл!

 

– У каждого человека есть три жизни. – Так считает основатель психофизики Густав Теодор Фехнер. – Первая жизнь происходит в утробе матери, когда формируется физическое тело. Потом человек рождается. Это – жизнь физического тела, состояние которого определено внутриутробным развитием. Когда физическое тело исчезает, начинается третья жизнь – жизнь души, и её состояние зависит уже от того, как она росла и развивалась внутри тела.

 

Как изменилась бы наша жизнь, если бы стало доподлинно известно, что будет дальше?

Изменились бы наши дела, отношение к людям, поступки?

 

«Для меня смерть это как лакмусовая бумажка, то есть это проверка всех идеалов, всех ценностей, любви и отношений».

 

Смерть подстерегает нас на каждом шагу. Но если думать о ней и бояться ее, то жизнь становится невыносимой. Ожидание смерти страшнее, чем сама смерть.

 

Настоящий философ тем и занимается всю жизнь, что готовится к смерти.

«Философствовать – значит учиться умирать»,– говорил Цицерон.

Монтень ему вторил: «Философствовать – значит готовиться к смерти».

«Готовься к смерти, а тогда и смерть и жизнь – что б ни было – приятней будет», – писал Шекспир.

 

Смерть — лишь одна из сторон истины. Быть может ее внутренняя сторона. Страх смерти преодолевается только смыслом проживаемой жизни, который не ограничивается рамками самой этой жизни, а выходит за ее пределы.

 

Большинство людей убегают от страха смерти через повседневные дела, не решая для себя вопроса о смысле своего существования. Они стараются не думать о смерти, а значит — и о жизни. Тот же, кто задумывается о смысле, невольно думает и о смерти.

 

Смерть это всего лишь призма, через которую видна Истина.

Только смерть позволяет быть честным и откровенным с собой до конца.

Смерть просветляет жизнь. Она, словно рентгеновскими лучами, высвечивает всё скрываемое, делая очевидным, каков ты есть на самом деле.

 

Думая о смерти, человек или признает ее, или не признает. Если признает, то либо ищет способ убежать от смерти, либо пытается чем-либо преодолеть ее.

Как только человек перестает бояться смерти, так сразу же перед ним открывается цель пребывания на земле.

Предсмертие даёт удивительное ощущение свободы.

 

Жизнь потому и имеет смысл, что человек смертен.

Именно смерть придает человеческой жизни смысл.

 

Умирать мучительно тому, для кого ужасна своей бессмысленностью прожитая жизнь.

Жизнь ужасна не бездумностью, а осознанием того, что прожита впустую.

Когда понимаешь, для чего надо было жить, но уже невозможно ничего исправить, тогда и постигаешь весь ужас смерти. Ужас это неосознаваемый страх. Но страшна не смерть, а процесс умирания.

 

Страх смерти на самом деле — это страх перед жизнью. И даже не перед кончиной как таковой, а перед небытием от неудовлетворенности прожитой жизнью.

 

Жизнь после смерти сокрыта тайной, чтобы у нас был свободный выбор. Люди не должны знать. Но лишь тот, кто верит, тот достигает праведности, лишь тому открыт путь в мир иной. Именно отрицание жизни после смерти, то есть вечной жизни, приводит людей к греху через соблазн сиюминутной выгоды в сиюминутной жизни.

 

Никто не может примириться со своим полным исчезновением. Мысль эта противоестественна. Ничто не рождается из ничего, а потому в ничто не обращается. Происходит лишь смена форм. И эта мысль не есть бегство от страха, но факт, который мало кто будет отрицать.

 

Раньше люди относились к смерти спокойнее, как к естественному переходу из одного состояния бытия в другое, и готовились к этому всю жизнь как к закономерной трансформации.

 

Древние египтяне верили в жизнь после смерти, и эту земную жизнь воспринимали как приготовление к жизни вечной.

Согласно представлениям древних египтян, у человека есть два «двойника». «БА» — это нечто невидимое, не покидающее тело насовсем после физической смерти, и остающееся вместе с ним в могиле. Для того чтобы «БА» вернулось в тело, последнее должно оставаться нетронутым. «КА», по верованиям древних египтян, двойник души человека. С момента смерти "КА" сохранял присущее ему сознание и готовил душу в путь в подземное царство. Затем он находился в гробнице вместе с телом, в то время как душа пребывала в подземном царстве. Египтяне верили, что время от времени душа должна возвращаться в могилу, чтобы навестить свое "КА".

 

Все мировые религии говорят о том, что смерть – это не конец, а переход.

При этом религии относятся к смерти по-разному. Если для секуляризованного западного общества смерть это трагедия, то для некоторых восточных религий это радость освобождения от жизни.

 

ИСЛАМ И ХРИСТИАНСТВО учат о телесном воскресении. Тело и душа в воскресении объединяются. Затем все люди предстают на Суд, и оправданные допускаются в Рай. У католиков нужно ещё пройти чистилище, у православных – мытарства.

 

Ислам указывает на важность делать добро в течение всей жизни. Не может быть и речи о том, чтобы проживший жизнь во зле обелился, обратившись на смертном одре.

 

ИУДАИЗМ учит, что после смерти мы переходим либо в «будущий мир» (Эдемский сад), «Небесную академию», либо в геенну – но лишь на время. Затем придёт Мессия, и мёртвые воскреснут.

Если человек умирает со спокойным умом, это хороший для него знак, а если с расстроенным – плохой знак. Когда говорит, это хороший знак, а если когда молчит – плохой знак. Повторяя слова Торы, это хороший знак, а если обсуждая суетные дела – плохой знак. Мудрец умирает, смиренно сознавая себя грешником.

 

У буддистов, хорошей ли смертью умер человек, зависит не от её внешних обстоятельств, а от состояния ума во время умирания. При хорошей смерти человек понимает происходящее, не боится и спокоен. Для буддистов смерть полностью соответствует делам, совершенным в одном из прошлых рождений. В буддизме смерть иллюзорна, она лишь одно из проявлений бренности. Жизнь – лишь одна из возможностей в колесе перерождений. У человека нет души. Поэтому вопросу об участи души после смерти нет места.

 

Монотеистические религии (ислам и христианство) постулируют, что жизнь даётся на этой земле одна, но после смерти ждёт воскресение, и через Суд вечная жизнь в Аду или в Раю.

Индуизм и буддизм полагают, что жизнь на этой земле даётся бесчисленное количество раз. Причём каждое новое воплощение происходит по закону кармы, то есть в зависимости от того, как прожил предыдущую жизнь. И потому цель – избавиться от этой нескончаемой жизни, устранив само желание жить. «Рождение, жизнь, смерть и перевоплощение – стадии бесконечного цикла существования, называемого сансарой».

 

Известная книга «Жизнь после смерти» Р.Моуди, произвела в своё время эффект разорвавшейся бомбы. В этой книге доктор Р.Моуди опубликовал результаты обследования людей, переживших клиническую смерть, и приводил их рассказы о том, что они видели. В главном описания посмертия всех «умиравших» совпадали, независимо от их национальности и вероисповедания. После возвращения с «того света» изменилось их отношение к жизни – они поняли, что ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!

 

Голландский кардиолог Пим ван Ломмель доказывает, что душа бессмертна, а сознание не зависит от мозга. Его группа опрашивала пациентов непосредственно после выхода из комы, когда впечатления свежи. Из 344 опрошенных лишь 62 пациента, то есть 18 процентов, рассказали об увиденном и пережитом. Остальные 82 процента ничего не помнят. Если бы, как полагают скептики, причиной околосмертельных видений был недостаток кислородного снабжения мозга, об этих видениях рассказывали бы все 100% опрошенных, ну, пусть за исключением тех, у кого имеются проблемы с памятью. Значит — и это наш важнейший вывод, — вовсе не дефицит кислорода вызывает образы тоннеля и сияющего света.

 

Мои переживания в результате автокатастрофы во многом совпали с описаниями людей, переживших клиническую смерть. Я отчётливо прочувствовал, что У МЕНЯ НЕТ НИЧЕГО, кроме того, что в душе. ДУША – единственное, что я имею! И то, какой будет моя душа, зависит, каким будем моё существование ТАМ и здесь! Я описал это переживание в романе «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак».

 

— Он умирает?

— Трудно сказать,  — ответил врач и, обращаясь к санитарам, сказал. — Давайте его скорее в машину.

А мне холодно. Не замерзаю, но как-то не по себе. И вдруг понимаю — я абсолютно голый. Меня окружает тьма, и ощущение своей полной неприкрытости заставляет инстинктивно поеживаться. Почему-то мысль о том, где я, не беспокоит. Нет ни пола, ни потолка, ни стен — одно сплошное непроницаемое пространство без границ. Предчувствие неведомой тайны обволакивает неприятным холодком, сочетаясь с наполненностью покоем и защитой невидимых стен. Впереди, точнее там, куда я обращен, распознаю источник света. Его не видно, но я весь к нему устремляюсь. Этот невидимый маяк создает ощущение бесконечности и одновременно направление движения. Стою не двигаясь, продолжая поеживаться от неприкрытости своей наготы. Мною овладевает чувство неловкости, усиливаемое неожиданностью того положения, в которое я попал. Мурашки покрывают тело не столько от внешнего холода, сколько от страха, которого еще нет, но которого почему-то жду.

Не знаю, как согреться, и время от времени меня бьет озноб. Отсутствие чего-либо невольно заставляет сконцентрироваться на ощущениях и заглянуть в себя. И вдруг чувствую нечто теплящееся во мне, что не позволяет окончательно замерзнуть, хотя вокруг нет ничего — только я и то, что как бы внутри меня. Стою абсолютно голый, и лишь неведомый родник тепла во мне создает контраст температур, отчего, собственно, и ощущаю свое тело. Внутренний огонек то угасает, то разгорается сильнее. Что это за тепло? Оно нежное и приятное, каким бывает тепло спящей рядом любимой женщины. Но волны его не разливаются по всему телу. Это словно лампадка, лампадка моей души. И если воспоминания о совершенных когда-то и давно позабытых хороших поступках усиливают пламя, согревая меня, то от осознания содеянных грехов оно затухает.

Все эти воспоминания пронеслись в памяти за несколько мгновений, напомнив о реальном содержании прожитой жизни. Но не исчезли, а словно наполнили собой пространство, в котором нахожусь все это безвременье. Они воплощаются, становятся ощутимыми, присутствуют рядом, но дотронуться до них, как до миражей, невозможно. Все пребывает словно в ином измерении, в обычной жизни не наблюдаемом. Я могу видеть лишь сполохи той жизни, что позади; она идет своим чередом, уже не достигая меня вихрем страстей. Каким-то неизвестным ранее чувством понимаю, что воспоминания материализовались не случайно, не помимо меня, но лишь обращаясь к памяти моей. Я хочу спросить, зачем они, но спохватываюсь, поскольку никого вокруг нет.

И вдруг... меня ослепляет Свет. Он пробивается своими сильными лучами сквозь невидимое отверстие, и чувствую не столько его мощь, но удивительное упоение радостью, которая охватывает все мое существо. Лучи света насквозь пронзают меня и я испытываю блаженство, весь без остатка превращаясь в одно большое чувство, становясь частицей Света. Чувствую себя как никогда бесконечно счастливым, устремившись к Свету всем своим существом. Однако что-то мешает полностью слиться с ним. И тут я вспоминаю про турникет. Да, это несомненно он преграждает путь к Свету. Стон сожаления вырывается у меня, и я вынужден остановиться. Кажется будто меня испытали, и теперь я должен пройти чистилище. Но в этом предвкушении нет страха ожидания вечных мук, есть лишь сожаление о невозможности раствориться в блаженстве пронзающего Света прямо сейчас целиком без остатка.

Ослепительный свет оставляет возможность только чувствовать, и я вновь чувствую слова, которых всегда ждал, но никогда не слышал.

— Я люблю тебя!

— Кто ты? — спрашиваю с надеждой и страхом.

— Я тот, кто любит тебя.

Более не знаю, что спросить, и потому замолкаю, без остатка отдаваясь пронзительному чувству. А ровный, удивительно спокойный и приятный голос звучит, как голос матери, убаюкивающей ребенка, вызывая приливы блаженного и давно позабытого чувства, которое когда-то я оставил в своем детстве. И каждое слово поднимает меня ввысь, превращая в Свет и растворяя в Радости.

Темная пелена рассеивалась. Двое склонившихся женщин внимательно всматривались в его лицо.

— Он приходит в себя, — произнесла одна.

— Хорошо, — послышался мужской голос. — Сколько он был без сознания?

— Около двух часов, — ответила вторая и, обращаясь к лежащему на операционном столе, спросила: — Как вы себя чувствуете?»

(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература http://www.newruslit.nm.ru

 

А вот что мне пишут мои читатели.

«У меня 8/5 мин. не билось сердце, и я тоже видел свет в конце и яркие цвета, которых мы в этой жизни не видим! Только семь цветов радуги! Я уже ничего и ни кого не боюсь! Ура!!!»

 

«Несколько лет назад у меня была клиническая смерть. В присутствии врачей. Тромб в ноге остановил сердце. Молодой врач искренне старался " запустить" мне сердце. Я была под потолком и спокойно наблюдала за его действиями. При этом отмечала, какой он хороший человек. Когда я почувствовала, что мне снова нужно зайти в тело, как мне этого не хотелось делать. Так было хорошо! Врачи были изумлены. Простояли возле меня с широко открытыми глазами целый час».

 

«Я верю, что умирает только тело, а разум остается жить. Иначе зачем мы все проживаем разные жизни и зачем нужен этот разный накопленный жизненный опыт, в природе нет ничего бессмысленного. За свою жизнь я сам пару раз смог в этом убедиться. А последний раз мне так не хотелось возвращаться. Даже не передать, какое это было состояние. Такого в нашем мире быть просто не может».

 

«В один из моментов моей жизни, когда я поняла, что настает момент – либо туда, либо сюда (болезнь), я испугалась того, что не готова предстать перед Всевышним. Это был не страх смерти, а страх того, что я не подготовила свою душу. Вот тут-то я и поняла, что над душой надо трудиться. А это не всегда просто! Но это главное!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!»

 

Мы все умрём, возможно, очень скоро. Но что с собой из жизни заберём? Ни деньги, ни почёт, ни кров, что дорог, ни то, что как зеницу бережём. Всё, что со смертью в нас останется навечно, — мы отдали, бесплатно, из души, бесхитростно, по-детски, чуть беспечно, забрав лишь квинтэссенцию любви. И Веру! Веру в то, что Бог нас любит, и каждый миг заботится о нас, и каждый добрый шаг наш не забудет, что выстрадали, как награду даст.

Нет ничего, что б нам принадлежало, — как голыми пришли, так и уйдём. Нам денег вечно мало, мало, мало... Но кто нас вспомнит, если вдруг умрём? Чьё сердце вздрогнет, с нами расставаясь? В ком жить продолжим, сердцем всем любя? Кто нас, кого любили мы, не каясь? кому как жертву отдали себя?

В нас Вечности нужна любовь и вера, умение прощать и отдавать. Так будем же любить, не глядя, смело, ведь в смерти нам любовь не потерять!» (из моего романа-быль "Странник"(мистерия) на сайте http://www.newruslit.nm.ru

 

Мой видеоролик «ИСПОВЕДЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ».

можно посмотреть здесь:

http://www.liveinternet.ru/users/1287574/post67170998/play

 

ИСПОВЕДЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ НИР АБУДЖАНА

можно посмотреть здесь:

http://video.google.com/googleplayer.swf?docid=-2520601272850850684&hl=en&fs=true

 

 

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.narod.ru

Источник: Николай Кофырин

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: