Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 23 декабря 2010, в четверг, в 15:01. С того момента...

436
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Нефтяное пятно Фемиды

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

28 декабря, вроде бы случайно на следующий день после начала долгожданного оглашения приговора руководству ЮКОСа, в Мосгорсуде запланировано оглашение приговора по самому скандальному и засекреченному уголовному делу последних десятилетий.

 – делу экс-сенатора от Башкирии и владельца другого почившего нефтяного холдинга – «Корус» – Игоря Изместьева.

 Впервые в России с 30-х годов ХХ века бывшего госчиновника настолько высокого ранга обвиняют в организации заказных убийств и актов терроризма. Пикантность ситуации в том, что вердикт Изместьеву должна была вынести коллегия присяжных еще в мае 2010 года. Но за пару недель до оглашения вердикта присяжные были неожиданно распущены, а Верховный суд постановил судить Изместьева фактически по законам времен прокурора Вышинского – закрытой тройкой профессиональных судей. Гособвинение требует для бывшего сенатора беспрецедентного наказания – пожизненного заключения. Для 44-летнего успешного предпринимателя и политика это, по сути, означает смертный приговор – ни для кого не секрет, что мало кому в отечественных зонах удается дожить до пенсионного возраста.

 

Гриф секретности позволил российским спецслужбам почти полностью закрыть процесс по делу Изместьева от общественности. Первые независимые оценки вопиющего даже для России уголовного дела просочились в западную прессу после роспуска последнего состава присяжных – от самих присяжных, которые не пожелали замалчивать беззакония.

 

«Это была злость и ничего, кроме злости…»

 

В ноябре 2010 года журналисты американской газеты The New York Times опубликовали разоблачительные материалы о ходе судебного процесса по делу Игоря Изместьева. Американских репортеров трудно заподозрить в предвзятости – они пытались разобраться, насколько судебная система России готова к применению суда присяжных на примере конкретного уголовного дела.

 

Коллегия присяжных, слушавших дело Изместьева, была распущена по прошествии почти восьми месяцев слушаний – 12 мая 2010 года – накануне вынесения вердикта. Американские журналисты попытались разобраться, что же послужило поводом для роспуска коллегии. Выяснилось, что более половины заседателей к весне 2010 года были готовы вынести Изместьеву оправдательный вердикт – из-за недоказанности обвинений.

 

Как пишет The New York Times (см. номер от 15.11.10), «…в комнате присяжных обстановка накалилась, присяжные спорили друг с другом с таким рвением, что пришлось войти судебному приставу, – сказала Лидия Васильева, одна из присяжных. – Все, что пыталось навесить обвинение на Изместьева, – просто абсурдно…». Васильева также рассказала журналистам, что к ней приезжали два молодых человека, которые в беседе предложили ей отказаться от работы присяжной. «Мы знаем, что ты склоняешься к оправдательному вердикту», – сказали они. «Я должна сказать, что это разозлило меня, – призналась Васильева. – Я стала просто безумной. Это была злость и ничего, кроме злости». Иосиф Нагле, один из присяжных заседателей, сказал, что он был убежден, что обвинения имеют политический и финансовый характер. Он добавил, что как минимум половина присяжных согласилась с ним. «Все это кажется недоказуемым, практически все обвинения… – сказал он. – Мы надеялись, что будут главные факты, которые докажут все, но они так и не появились…».

 

По данным американских репортеров, с «несогласными» присяжными провели беседы сотрудники органов госбезопасности, настоятельно рекомендовавшие заседателям вынести обвинительный вердикт. Когда же присяжные, которые провели несколько месяцев в утомительных многочасовых заседаниях, пошли на принцип и отказались обвинить Изместьева в многочисленных преступлениях, коллегию попросту распустили. А Изместьева стали судить как государственного преступника, обвиняемого в терроризме, закрыв процесс от общественности.

 

Что же могло вызвать такой бунт заседателей, которые готовились вынести вердикт вроде бы классово чуждому им бывшему экс-сенатору и экс-мультимиллионеру, владельцу ныне проданного Волжского пароходства, прекратившего существование крупного нефтехолдинга «Корус» и башкирских агропредприятий, который обвиняется по самым тяжелым статьям Уголовного кодекса? И кому так необходимо навсегда избавиться от Изместьева?

 

«Враг государства»

 

Игорь Изместьев был арестован, а затем лишен всей собственности, включая бизнес и даже дома, в январе 2007 года. Поначалу его обвиняли в даче взятки, потом – в организации банды, затем – в заказе серии убийств и покушений. Весной 2008 года судебное следствие предъявило Изместьеву обвинения в терроризме. А именно – в попытке дестабилизации обстановки в Башкирии накануне выборов президента республики осенью 2003 года путем организации несостоявшегося покушения на сына тогдашнего президента Башкирии Муртазы Рахимова Урала Рахимова, причастности к минированию автомобиля у офиса Рахимова и взрыву джипа с двумя охранниками Урала.

 

Стоит сказать, что с семьей Рахимовых Изместьев был знаком с начала 90-х. Как сообщает Forbes (см. номер от 09.09.10), тогда под шумок бесконтрольной приватизации семья президента Башкирии Муртазы Рахимова получила контроль над нефтеперерабатывающей отраслью Башкирии. На одном из уфимских НПЗ, принадлежащих Уралу Рахимову, работал в должности начальника отдела Игорь Изместьев…

 

К началу 2000-х Изместьев создал свой собственный нефтяной холдинг «Корус». Основная деятельность холдинга – переработка нефти на башкирских заводах, транспортировка и продажа готового топлива – полностью зависела от воли Рахимовых.

 

Выборы 2003 года Изместьев встретил в команде Муртазы Рахимова. Доверие президента нефтяной автономии к Изместьеву очевидно было так велико, что молодой бизнесмен стал так называемым техническим кандидатом на выборах для подстраховки Рахимова. Позже Изместьев снял свою кандидатуру и после успешных выборов до 2007 года работал представителем Башкирии в Совете Федерации.

 

Подрыв джипа с охранниками «нефтяного принца» в ноябре 2003 года в Уфе ажиотажа не вызвал. За пару месяцев до этого у офиса-крепости Урала Рахимова в центре Уфы на улице под запрещающим остановку знаком месяц простоял в полуметре от бордюра тонированный «Жигуленок». Потом его «неожиданно» обнаружила милиция (машина стояла в 15 метрах от поста и мешала движению) и нашла там самодельную неисправную бомбу… Сработавшее в ноябре взрывное устройство вызвало только жалость горожан к погибшим ни в чем не повинным охранникам. Ни о каком теракте тогда речи не шло.

 

Когда Игоря Изместьева неожиданно обвинили в попытке терроризма и покушении на сына президента Башкирии, это, вероятно, вызвало недоумение и у самого Урала Рахимова, которого даже один раз допросили, но не признали при этом потерпевшим. Как можно понять из публикаций СМИ, в конце 2003 года у него были ровные деловые отношения с Игорем Изместьевым, бизнес которого в Уфе в это время заканчивался – предприниматель тогда приобрел Волжское пароходство, занимался танкерными перевозками нефтепродуктов, вкладывал деньги в башкирский агробизнес. А потому никаких деловых противоречий семья Рахимовых с Изместьевым не имела. Более того, многочисленные свидетели показали, что Изместьев прекрасно знал, на чем и как ездит Урал Рахимов по городу, а по информации Forbes, даже лично подарил ему в 2003 году бронированный «Мерседес». Поэтому, если бы Изместьев желал гибели Рахимову или еще как-то захотел бы повлиять на ход выборов – несомненно, нашел бы способ.

 

Уже одно это смутило коллегию присяжных заседателей – не говоря уже о сомнительности представленных обвинителями документальных доказательств причастности Изместьева к подрыву джипа охраны или минированию «Жигулей». А сейчас на сайте сторонников Изместьева размещено обращение общественников к президенту РФ, в котором утверждается, что отец государственного обвинителя Изместьева Юлии Сафиной работал директором башкирского узла компании «Транснефть» и был весьма близок с семьей президента Рахимова. Подтверждений этому найти не удалось, однако если это оказалось бы правдой, то поставило бы под сомнение законность работы Сафиной в качестве гособвинителя на процессе Изместьева.

 

Противоречий и странных совпадений в деле экс-сенатора – не счесть. Но по каждому предъявленному обвинению волшебным образом всплывают одни и те же фамилии.

 

«Неустановленные лица»

 

Весьма странным и бездоказательным для коллегии присяжных показалось и соседство Изместьева по скамье подсудимых с настоящей бандой матерых уголовников, которая орудовала на территории России и в ближнем зарубежье больше 10 лет. По данным обвинения, на счету бригады Сергея Финагина – десятки убийств, покушений, взрывов и поджогов. По странному стечению обстоятельств, только лидеры группы – Сергей Финагин и Александр Иванов – указали на Игоря Изместьева как на основного заказчика и финансиста банды начиная с 1993 года. Рядовые члены бригады, а также оперативные данные, по данным «Огонька» (см. номер от 29.06.09), свидетельствуют о том, что «финагинская» группировка фактически принадлежала все это время «авторитетному» бизнесмену Георгию Сафиеву – некогда владельцу московского клуба «Манхэттен-экспресс» и председателю совета директоров банка «Российский капитал». Фамилии Изместьева никто из бандитов даже не слышал. Как можно понять, кроме крайне противоречивых показаний Сергея Финагина, в деле нет ни одного свидетельства, которое бы хоть как-то связывало Изместьева с бандой киллеров.

 

Ко времени начала процесса над Изместьевым все люди, которые могли бы пролить свет на деятельность банды, оказались убиты. В 2001 году в США был застрелен Георгий Сафиев – который утверждал, что лично знаком с Уралом Рахимовым, но не общался с Изместьевым. Затем, при одном из покушений сам себя подорвал штатный минер группировки Финагина Куликов. А в 2005 году на допросе при задержании был до смерти забит в милиции в Москве бывший подводник Александр Пуманэ – именно он, по признанию Финагина и Иванова, взрывал джип с охраной Рахимова и минировал автомобиль возле его офиса в Уфе в 2003-м. Во всех обвинениях против Игоря Изместьева в качестве организаторов убийств и покушений также фигурируют некие «неустановленные следствием лица». Впрочем, свидетелям и даже потерпевшим по делу экс-сенатора эти «неустановленные» лица оказались хорошо известны.

 

Тайна Урала

 

По версии следствия и на основе показаний Финагина, Игорь Изместьев трижды (!) покушался на московского нефтетрейдера Юрия Бушева и организовал убийство в 2001 году его гражданской жены нотариуса Галины Перепелкиной. Уже не первый год Юрий Бушев заявляет прессе и в судах, что Игорь Изместьев не имел с ним финансовых конфликтов, а один раз даже предупредил о том, что против Бушева готовится что-то нехорошее, и обеспечил его охраной. Ни одного документа о каких-либо финансовых спорах между фирмами Бушева и Изместьева не представлено. Зато, по словам самого Бушева, у него продолжается многолетнее финансовое противостояние с Уралом Рахимовым, причем, как сообщает «Огонек» (см. номер от 29.06.09), на кону для предпринимателя стоит 250 млн. долл., которые он пытается вернуть.

 

Та же картина предстала коллегии присяжных и при рассмотрении других эпизодов убийств и покушений, организацию и заказ которых приписывают Изместьеву. Ни у одного из убитых в Башкирии и Москве бизнесменов и менеджеров никогда не было и не могло быть конфликтов с Игорем Изместьевым, и о существовании этих людей Изместьев, по свидетельству очевидцев, узнал только после ареста. Зато они в разное время попадали в немилость к всесильным Рахимовым.

 

К примеру, убитый «финагинскими» в 1994 году директор по производству Новоуфимского нефтеперерабатывающего комбината Салават Гайнанов незадолго до смерти конфликтовал с Муртазой Рахимовым и был отстранен им от дел. Как сообщал «Коммерсант» (см. номер от 19.08.07), та же ситуация – с попавшим в 2001 году в немилость башкирского президента главбухом «Башнефтехима» Валерием Сперанским. Он тоже был смещен Рахимовым со своего поста. А вскоре был застрелен при странных обстоятельствах. Вслед за ним был убита обладающая компроматом на клан Рахимовых нотариус Галина Перепелкина, а ранее – менеджер мелкой танкерной фирмы «Ронекс» Олег Булатов, гендиректор нефтетрейдерской фирмы «ВМС-Октан» Василий Хитарашвили… Список людей, которые были застрелены или взорваны по заказу «неустановленных лиц», довольно обширен. Объединяет их, пожалуй, только то, что ни одна из этих смертей не могла принести ровным счетом никакой выгоды главному, по версии прокуроров, злодею – Игорю Изместьеву.

 

«Ни я, ни Изместьев, ни иной руководитель компаний – давальцев сырой нефти не могли повлиять на объемы и сроки переработки нефти на башкирских НПЗ. Компании-давальцы находились в полной зависимости от воли Рахимовых, за что и пострадали Гайнанов и Сперанский», – сообщил Бушев на суде.

 

Впрочем, показания Юрия Бушева явно не нравятся гособвинению – они не приняты во внимание в обвинительном заключении! Зато следователям и прокурорам весьма по душе пришлись признания Сергея Финагина, который на суде запросто рассказывал, как убивал предпринимателей. Показания такого «ценного» свидетеля обвинения против Изместьева, как выяснилось, полезны и самому Финагину – для него гособвинение требует заключения на 24 года за совершение серии доказанных убийств и других тяжких преступлений. Для Александра Иванова за десяток доказанных убийств и несколько покушений наказание составит… 13 лет лишения свободы. С Изместьевым, видно, решили разобраться гораздо круче – пожизненное заключение при полном отсутствии документальных доказательств в деле и при многочисленных свидетельствах абсурдности его вины!

 

Большая игра

 

Руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов связывает процесс против Изместьева с теневыми схемами раздела башкирского нефтяного рынка: «Эта история связана с экономическими вопросами, и есть все основания предполагать, что она продолжилась с участием московских бизнесменов и лиц, облеченных властью. Поэтому обвинению нужно сделать все, чтобы Изместьев ничего не говорил, а если бы и выступал из-за решетки, то его слова можно было бы подчистить под эгидой секретности. Это основная задача, которая сейчас успешно реализуется».

 

Похоже, в политическом «заказе» дела Изместьева сегодня не сомневается уже никто. Ведь не далее как год назад, когда суд по делу экс-сенатора постоянно переносился, в Башкирии состоялась одна из крупнейших в современной России сделок по перераспределению имущества предприятий топливно-энергетического комплекса республики с годовым оборотом в 3 млрд. долл. Башкирские нефтеперерабатывающие заводы перешли под контроль АФК «Система» за 2,5 млрд. долл. и, как считают эксперты, гарантии неприкосновенности для самого Муртазы Рахимова и его сына Урала. Как сообщала «Газета.Ru» (21.07.10), большая часть этих денег уже выведена за границу, в Австрию, где сейчас живет Урал. А все преступления, совершенные с начала лихих 90-х на башкирском нефтяном рынке, о которых, весьма вероятно, знали первые лица Башкирии, легли в основу обвинений для Игоря Изместьева.

 

Минувшим летом правозащитники провели в Башкирии сбор подписей в поддержку Изместьева. Под обращением в защиту экс-сенатора подписались более 13 тыс. жителей республики – беспрецедентный случай для аполитичной Башкирии. А недавно руководители крупнейших российских правозащитных организаций – общества «Мемориал», «За права человека», Московской Хельсинкской группы, Комитета за гражданские права и других – подписали обращение к президенту России Дмитрию Медведеву. В нем прямо говорится о том, что на скамье подсудимых оказался невиновный человек и общество вправе ждать от суда оправдательного приговора для Игоря Изместьева.

 

«Дело И.Изместьева – испытание того, умеет ли российский суд быть на стороне права, добра и справедливости, – говорится в обращении. – Мы призываем обеспечить право Изместьева И.В. на справедливое рассмотрение обвинения независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, и вынесении справедливого приговора. Мы вынуждены констатировать, что сегодня право Изместьева на справедливое, объективное, непредвзятое судебное разбирательство грубейшим образом оказалось нарушенным».

Источник: http://www.izmestev.com/

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий:
В тèму:

Cтатей на эту тему пока нет.