Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 27 февраля 2010, в субботу, в 20:28. С того момента...

315
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Почему наш народ безмолствует?

Автор: Владимир
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Надо сказать себе: да, я боюсь, что за чужой бунт меня накажут. А потом задуматься — кто накажет, чем, как именно...

Чтобы было с чем сравнить. Представьте себе, что вы — рядовой в монгольском войске. Где нравы простые: за прегрешение одного казнят десяток, за прегрешение десятка — сотню, и так далее. Или же в оккупированной красной армией деревне, где проводится мобилизация в ту же Красную Армию. Не дай Бог, кто-нибудь скажет слово против, возьмут в заложники вех стариков, жещин и детей, мужчин «призовут» служить на «благо мировой революции». Собственно этим не гнушалась и белая армия.


И что вы будете больше всего ненавидеть? Любые формы коллективности. Потому что для вас любое объединение людей, любой «общий список» — это всегда расстрельный список. Вы точно знаете — если вы внесены в какой-то реестр, то за прегрешение любого другого человека из того же реестра накажут и вас. Вы будете жутко бояться любой коллективности.

И если вам предложат «вступить в протестную партию», вы побежите от таких доброхотов так, что пятки будут сверкать. Потому что тут — и то, чего вы боитесь, и то, что ненавидите.

Сравните вышеописанное с психологией среднего россиянина. «Всё тютелька в тютельку».

Отчего это? Причина банальна: все формы коллективности, которые знакомы русскому народу, носили карательный характер. Начиная от знаменитой русской «общины», которая на самом деле представляла собой фискальную машину для стрясания налогов с «мира», и, кончая, например, армией, что царской, что советской, что нынешней. В сознание впечаталось: людей держат вместе для того, чтобы за вину одного наказывать всех — затем, чтобы они сами подавляли в своей среде любые поползновения к бунту, даже самые обоснованные. Заставляли друг друга терпеть всё — потому что «один вылезет, всем песец».

Это и есть причина, по которой народ наш безмолвствует, что бы с ним не делали. Для возмущения нужны люди, болеющие за народ — а всякий болеющий за народ имеет совесть , а совесть ему говорит: не подставляй людей, ты «выежнешься», а всем станет хуже. И страх шепчет: тебя никто не поддержит, скорее удавят. «Свои же и предадут».И чем ближе этот свой, тем он опаснее — потому что «сын за отца отвечает» (это все усвоили), как и отец за сына, и поэтому кошмар любого отца — сын-радикал, «скинхед какой-нибудь».

Разумеется, осознавать это неприятно. Поэтому «хитрый разум» обязательно находит оправдание такому поведению. Возмущающиеся против зверств начальства — или тех, кому начальство покровительствует (а оно обязательно кому-нибудь покровительствует, специально разгуливает сволочь и натравливает её на народ, это такая технология) — так вот, возмущающиеся всегда оказываются «не те», они «не внушают доверия», у них не те лица и не тот голос, и так далее. Когда их начинают прессовать, всегда находится тот, кто скажет с облегчением — и хорошо, эти ребята «сами виноваты», «не понимают государственной необходимости», «вечно всем недовольны», «хотят славы», «бузотёры и дегенераты», «говно нации» (это повторяют за Лениным даже отмороженные антикоммунисты) и вообще наймиты Вашингтона, Лондона и Пекина. И все закивают головами, или хотя бы не станут возражать.

Именно такие мысли у меня появились, когда я встретился во своим классом после летних каникул и попытался затронуть тему кризиса и кто же виноват, что в России он( кризис) имеет далеко идущие последствия. Винили всех. И «проклятую Америку» откуда он пришел к нам этот кризис и китайцев, которых более миллиарда и прочее, прочее. Винили всех, но только, не себя. Ну, хорошо они еще пока дети, но у них уже созрело чувство обвинять всех и вся.

Девушку изнасиловали в тёмном углу — наверное, «а так и надо», «юбку короткую носила», «сама виновата». Парня зарезали — наверное, «косо посмотрел на ребят», «нагло себя вёл», «не убежал, полез защищатьс», «сам виноват». Ограбленные, изнасилованные, убитые — все «виноваты сами». Нищенствует ограбленный властями — «а надо было крутиться, вертеться», пьёт с горя — «алкаш и слабак», пытается что-то делать — «провокатор». Знакомо? Нет? А мне, к сожалению,да.

«Провокаций» россиянин вообще боится больше всего, это его любимое слово. Поэтому, кстати, он обожает обвинять всяких оппозиционеров не только в продажности Вашингтону и Пекину, но и в работе на ФСБ: ему ведь понятно, что человек, который не боится страшной власти, сам работает на неё, иначе почему он не боится? И цель его — заманить, завлечь невинного обывателя «под репрессии». «Это начальство нас проверяет» — думает россиянин и поджимает дрожащий хвостишко, «ну да я умный, я не поддамся». «Не поддаваться на провокации» — за этим занятием он и проводит жизнь, тихо попискивая: «как же мы плохо живём». Более того. Любые неприятности, даже «объективные» (типа экономического кризиса), в таком обществе будут восприниматься через призму коллективной ответственности. Тут и религия подключается. «Это всё нам от Боженьки наказаньице за грехи и непокорство». Изрядная часть наших православных, к примеру, это самое и исповедует.

При этом не стоит забывать, что синдром россиянина не только поддерживается текущими репрессиями, но и, так сказать, накапливается.. Страх перед властью — любой властью, любой силой, любым негодяйством — вколачивается в нас с детства. Например, самый распространённый совет родителей (особенно мамы) ребёнку — «не связывайся». Обычно его дают, когда ребёнок приходит с разбитым носом. «А ты не лезь», «обходи мальчишек», «что ввязался». Ребёнок глотает слёзы и усваивает: если ты жертва, тебе не посочувствуют, а ещё и наругают. Ты же виноват, что оказался жертвой — неважно уж почему. Особенно жёстко такие родители наказывают ребёнка за любые проявления солидарности. «Вовку били, я за него драться полез, он же друг мой» — за это можно и ремня получить, а уж наругают точно. «Ты что, идиот? Тебе тройки по чтению мало, хочешь двойку за поведение? А ты подумал, что тебе могли бошку разбить? Да я так расстроилась, а у меня сердце слабое! Ты что же, хочешь мамочку до инфаркта довести?!» Конечно, не во всякой семье такое творится — ну так в тех семьях, где солидарность поощряется, вырастают не россияне, а относительно нормальные русские. Правда, их всё меньше.

Как быть?Золотое правило этики, но приминительно к себе: «Не позволяй делать с собой то, чего ты не делаешь с другими». Что делать здесь и сейчас — иной вопрос. Для начала всем оппозционерам (любого толка) нужно перестать удивляться, что «нас не поддерживают». Конечно, не поддерживают, и не будут, как бы плохо ни было..

Меня сначала удивлял страх юного нарастающего поколения, как говорят «напоротого». Откуда он у них. Они же не знали тотальной коммунистической диктатуры, слыхом не слыхивали о принудительном психиатрической помощи, применяемой к «несогласным».

Но, сейчас становится ясным, что это в нас просто генетически, а чтобы воспитать новое «небоящеся» поколение, для этого должно сменится не менее трех поколений. А наши дети – это же дети «поротых» Чему удивляться?

В заключение — совет простому человеку, тому самому зайчику с поджатыми ушками. Я не призываю «не бояться». Совет? Который дает Константин Крылов, Но лучше рационализировать свой страх. Туманная и неопределённая угроза всегда кажется страшнее явной, потому что её дорисовывает воображение. Надо сказать себе: да, я боюсь, что за чужой бунт меня накажут. А потом задуматься — кто накажет, чем, как именно. И если выяснится, что наказать нет технической возможности — а сплошь и рядом её нет — то… нет, не бунтовать, не надо. Просто не мешать несогласным и бунтующим, а лучше — поддержать их. Прежде всего морально. Хотя бы сказать жене и знакомым не «вот опять уроды вышли, козлы вонючие», а «молодцы ребята». Или, если слово «молодцы» язык не выговаривает, то хотя бы — «ну до чего довели людей». И ни в коем случае не подписываться под начальский гнев, не транслировать его, не повторять начальнические хулки и сучий брёх начальских брехунцов и пустолаек.

Солженицын в своё время предлагал «жить не по лжи», понимая под этим несоучастие в делах советской власти. «Не призываемся, не созрели мы идти на площади и громогласить правду, высказывать вслух, что думаем, — не надо, это страшно. Но хоть откажемся говорить то, чего не думаем!»

Золотые слова!

К сожалению это не сработало — именно потому, что мы не лжём, мы и в самом деле ДУМАЕМ именно так, как описано выше.

Как это делается технически? Для начала нужно усвоить: нельзя обвинять жертву и снимать вину со злодея. Например: когда слышишь рассказ об очередной изнасилованной и убитой чёрными выродками девочке (я говорю «чёрными» не потому, что не бывает белых насильников, а потому, что чёрных боятся, так как они в фаворе у начальства) — так вот, не пускаться в рассуждения о короткой юбке жертвы, хождении по ночам,

Даже если ты «ничего не можешь сделать», ты можешь сочувствовать жертвам и обвинять преступников, любить друзей и ненавидеть врагов.

Источник: Личный блог

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: