Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 20 ноября 2009, в пятницу, в 00:00. С того момента...

433
просмотра
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Зимняя вишня.

Автор: Веснянка
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Только бы это страшное не случилось во время очередного дежурства мальчишки….

Она оставила машину на всякий случай в соседнем переулке, чтобы муж не увидел ее и не разбил и эту, недавно купленную в кредит. Он, теперь уже ее бывший супруг, опять в запое, вечном запое….

 Раньше бывало с ним такое. Продолжалось по три-четыре дня, но потом наступал трезвый период, в течение которого он успевал реабилитироваться полностью -  был ласков и нежен, готовил завтраки и ужины, называл исключительно «царицей» и «киской».

Но постепенно вера в то, что это когда-нибудь закончится, прошла. Ни одного дня без алкоголя не проходило. Если не водка, то дешевое вино или литра два пива. А результат- один….

Развод состоялся, наконец. С пятого похода в суд. В этот раз она твердо решила стоять на своем. Жена- это не мать, не дочь и даже не сестра. Никому она обязательств ухаживать за пьющим мужем не давала. Не обещала познакомиться со всеми наркологами  города,  государственными и частными, платить за каждый визит по пятьдесят долларов, а потом еще сутки сидеть у постели «выздоравливающего», чтобы ничего с ним не случилось.

Раньше муж, выпив немного или напившись до усрачки, был весел, противен, но после уговоров уходил спать. В последние же годы его агрессивность стала опасной.  Он оскорблял, кидался драться, толкал, орал на весь двор, так что не только соседям, но всей округе было слышно. То за пистолет газовый хватался, то ножи, качаясь у кухонного стола, точил.  Конечно!  Мало того, что развелась, так еще и причину объяснила, почему возврата назад не будет – полюбила другого человека!

Она сняла квартиру в городе, ушла с сыном жить на чужой территории.

Муж совсем пропадал. Родственники плюнули на него давно, платить за лечение или читать морали никому не хотелось. У каждого и своих проблем хватает. Мать, больная и грустная от собственной «счастливой» жизни, держалась до последнего. По первой просьбе невестки приезжала пожить рядом с сыном, чтобы дать той возможность работать спокойно.

Но после того, как сынок ее, ничего не соображающий в очередной своей горячке, чуть не столкнул мать с высокого крыльца, и она уже перестала приезжать. «А что я могу сделать-то»? – справедливо рассуждала пожилая расстроенная женщина.

Бывший не был совсем уж одинок – уходя на квартиру, она оставила проживать в доме бывшего вора-рецидивиста, который был подсобником у строительной бригады (дом еще в стадии строительства), и домработницу не уволила, а тоже попросила присматривать за экс-супругом.

Уже после развода с ним, она устроила его в закрытую клинику для анонимных алкоголиков, заплатив просто страшную сумму за трехмесячное лечение. Он ее, как всегда обманами и мольбами, упросил забрать домой уже через полтора месяца, мол, вылечился, а находиться там страшно, можно и до суицида дойти.  Все эти записки она сохранила на случай, если обвинят в том, что не дала закончить лечение. Она забрала, будучи уверенной на 99%, что, наконец, свершилось чудо.

А уже на второй день после выписки, подъехав к дому, увидела, как тот вываливался из своего припаркованного автомобиля, пьяный до крайней степени, какая только возможна.

В этот  день она увидела в зеркале, что вся голова покрылась сединой. Даже странно, вроде бы не такой уж  и шок, всего лишь какой-то один процентик….

Теперь они пили втроем. Вернее, он пил, а рабочие-постояльцы выпивали иногда с ним за компанию.

Она приезжала раза два в неделю, чтобы посмотреть, цел ли еще  ее дом и имущество, жив ли супруг, ну и привозила полные сумки с едой для этой троицы, чтобы с голоду не умерли.

В последний ее визит, муж выскочил на улицу, хватал за руки и кричал все подряд: и «шлюха», и «вернись», и « убью», - ну, полный набор интересной информации для соседей. Ей удалось, все-таки, вскочить в машину и уехать, а он стал бить руками, ногами и какой-то отверткой свою, стоящую у ворот,  машину….

Каждый раз, приближаясь к дому, она три раза шепотом читала «Отче наш» и только потом открывала входную дверь.

Вот и сейчас, договорив последнее «… но избави от лукавого», она поставила сумку, перекрестилась три раза и вошла.

То, что увидела, привело ее в полный ступор!

Рабочий сидел за барной стойкой, пил чай и курил дешевую сигарету, спокойно, как обычно,  поздоровался. Потом встал, взял сумки и стал выкладывать в холодильник все подряд, повернувшись с ней спиной.

Вся кухня – обои, пол, двери, мебель были в крови…. Дальше прихожая – тоже кровь, кровь, кровь…. В голове – самое страшное! Бывший ЗЭК, спокойный и даже казавшийся флегматичным, не раз говорил: « Я лучше еще отсижу, но когда-нибудь придушу эту скотину, чтоб не мучил тебя!»

Дверь спальни, тоже вся окровавленная, была приоткрыта…. И тут раздался смех. Нет, не смех, ржание животное какое-то: « Ну, что сука, приперлась? Забирай свою жрачку и вали отсюда!» И еще слова, слова… много слов!

Он лежал в кровати, весь окровавленный,  косточки на руках сбиты, на лице царапины….

- Да не бойся ты, ничего тут страшного не произошло,- крикнул из кухни рабочий.- Так, попрыгал тут немного, как всегда кулаками в стены постучал и утих…. А это – не кровь. Он из морозилки вишню зимнюю, ну, то есть, замороженную, достал и мял тут ее, мял, да все по стенам размазывал. Я поздно увидел, на улице был. Сейчас все подотру. Хорошо, что обои моющиеся….

Потом он еще миллион раз звонил. То говорил, что едет по встречке пьяный (на самом деле на кухне сидел, а она вскакивала и среди ночи мчалась на выручку).  То,  еле держа у руках пистолет свой газовый, грозил покалечить, то ручья охотничьи прятал под кроватью…. То говорил, что мстить будет жестого, изощренно и извращенно. Не сейчас, некоторое время спустя…. Поживи, мол, разрешаю….

Многое было…. Все прошло. Все хорошее забылось так,  будто его никогда за восемнадцать лет и не было….

Больше она не приезжала в тот дом.

И вот теперь, когда прошло несколько лет, когда он перестал уходить в запои так часто (всего лишь раз в два-три месяца), когда у него появилась, наконец,  хорошая спутница, постоянная, когда он начал зарабатывать деньги….

Теперь на смену ей пришел их сын. Теперь уже сына вызвали посидеть у папиной постели, пока тот под капельницей очередной. Сыну наказали ночью не спать, а почитать на кухне книжку – не дай Бог, папа проснется и что-то случится с ним! А утром мальчишке надо бы сбегать в магазин, чтобы купить молока и сварить для отца кашу – это лучшее после процедуры.

И опять она не спит ночью для солидарности с тринадцатилетним сыном, она звонит ему каждый час, просто, чтобы приободрить мальчишку….

Она, конечно, поговорит с бывшим на тему, как плохо калечить психику сыну в таком возрасте.  Но сын не должен об этом разговоре знать, он очень переживает за папу и не оставит его в беде. Мама, ведь, сама говорила, что это - болезнь, и такого человека бросать нельзя, а то может случиться самое страшное.

Только бы это страшное не случилось во время очередного дежурства мальчишки….

Источник: Городок начинающих авторов "Веснянка"

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: