Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 13 сентября 2009, в воскресенье, в 13:24. С того момента...

1294
просмотра
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

ЛЕЧИТЬ НЕПРЕМЕННО

Автор: Nauka
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Алкоголизм — недуг тяжелый и социально опасный. Как распознать начало заболевания и предотвратить его развитие в организме? Какие усилия — семьи, общественности-и наркологической службы — необходимы в борьбе с пьянством, источником многих бед?

Об этом говорит в беседе с нашим корреспондентом Л. Старковой заместитель главного врача городской наркологической больницы № 17 г. Москвы А.А.Сергеев. КОРР. Александр Александрович, разрешите показать вам письмо из почты «Крестьянки», где подробно рассказана история «сползания» человека к хроническому алкоголизму. Автор письма Галина Н. по понятным причинам не указывает своей фамилии.

Она пишет:

«Дорогая редакция! В прошлом году у нас с мужем был юбилей—десятилетие супружеской жизни. Но радости не было...

Когда мы поженились, Дмитрий был умным, честным и жизнерадостным парнем. Я гордилась своим мужем. Он был душой любой компании, пил на вечеринках в меру. Поэтому особого значения его выпивкам я не придавала. Бывало, сама в выходные дни покупала ему бутылку вина...

Прошло время. Я уехала в декретный отпуск, к матери. Через несколько месяцев вернулась, но... нас с сынишкой муж не встретил. Добравшись до дома, нашла его совершенно пьяным. Я была потрясена. Но Дмитрий потом клялся, что впредь этого не будет.

Пить он не бросил, а со временем стал еще и обманывать. Придет с работы, поест и торопится уйти по «общественным делам». Он тогда еще пел в хоре, вечерами учился в институте... И вот узнаю, что его «общественные дела»—это выпивки с дружками. Решили переехать в другой город. Однако, получив на новом месте первую же получку, Дмитрий пришел домой пьяным—дескать, его «заставили отметить...»

Вообще-то работал он поначалу хорошо . О нем даже писала местная газета. Избрали его секретарем комсомольской организации, пить стал чуть реже. Но я замечала, в дни трезвости в нем все чаще проявлялись злоба и раздражение. Он придирался ко мне по пустякам, учинял унизительные допросы.

Я поняла, что страсть Дмитрия к спиртному неодолима, и решила уйти. Он снова умолял, просил, обещал... И снова срывался. Еще раз сменили место жительства—переехали в совхоз. Надеялась, что в сельской местности, где все на виду, ему будет легче одолеть тягу к спиртному. Но тут он стал пить и на работе—это в совхозе было принято, стал терять авторитет... Теперь у Дмитрия определился четкий «график»: две недели трезвый, затем 7—6 дней пьет. Во время запоев бушует, дети всю ночь не могут сомкнуть глаз... А с разводом медлю: Дмитрий угрожает покончить жизнь самоубийством.

Люди мне говорят: «Зарплату приносит, не гуляет, квартира обставлена, имеете машину, а на остальное не обращай внимания!» Да разве дело в квартире, машине? Жизни нет! Хочу, чтобы дети выросли честными, трудолюбивыми, здоровыми. Но как это сделать, если у них перед глазами такой пример? И кого—отца! Неужели нельзя остановить Дмитрия?»

— Письмо действительно тревожное. По нему можно проследить, как начиналась болезнь.

На первых порах алкоголь оказывает растормаживающее действие на центральную нервную систему, позволяет человеку испытать прилив сил, легкость, приподня- тость. А оживленный, веселый человек всем приятен... Но вот проходит время, и чтобы вызывать в себе то же состояние приподнятости, человеку требуется все большая доза спиртного. Окружающие замечают это редко, а если и замечают, то восхищаются: «Умеет пить!» А между тем нам, наркологам, это говорит о другом: у человека развивается влечение к алкоголю. Без спиртного ему любое общество начинает казаться скучным, неинтересным... Первый тревожный симптом! Он свидетельствует о развитии так называемой психобиологической зависимости между приемом алкоголя и поведением, самочувствием человека, формой его существования в окружающем мире.

Уже на этой ранней стадии развития болезни Галина Н. должна была сказать «нет» дружеским выпивкам, а тем более не покупать вина в дом. Но она не понимала таящейся опасности...

КОРР. Судя по почте «Крестьянки», многие не могут вовремя разглядеть опасность... Вот письмо Л. Синевой из Новосибирской области: «Мой муж всегда пил только хорошее вино, причем в очень умеренных дозах—для аппетита или снятия усталости. А теперь стал злоупотреблять вином... Почему так получилось?»

— В развитии психобиологической зависимости от алкоголя значение имеет не качество вина, а частота, периодичность потребления спиртного. Если человек вре мя от времени просит, чтобы на столе было вино, ссылаясь на плохой аппетит или усталость, можно с уверенностью сказать: у него формируется влечение к алкоголю. Уже в это время следует бить тревогу.

КОРР. Людям часто кажется, что болезнь обрушивается на человека «вдруг», без явных к тому причин. В письме Ю.Филипповой из Ростовской области читаем:

«Мой сын всегда пил нормально, как все люди. И вдруг стал алкоголиком—если не выпьет утром, весь день ходит разбитый...»

— Нет, не «вдруг» это происходит. Хроническая алкогольная болезнь развивается приблизительно в течение 10—15 лет... А возникновение похмельного синдрома (утром или вечером он дает себя знать, неважно) свидетельствует о том, что человек действительно болен. Хроническое алкогольное заболевание может проявляться в 4»рме периодически повторяющегося запойного пьянства или протекать непрерывно (это злокачественная форма!). В любом случае алкоголизм надо лечить, и чем раньше, тем лучше.

КОРР. Александр Александрович, справедливо ли мнение, с которым приходится сталкиваться, читая почту, будто хроническим алкоголизмом обычно заболевают люди с ограниченным кругом интересов?

— Мнение это ошибочное. Увы, ни один человек от этой болезни не застрахован. Вспомним письмо Галины Н. Ведь там жебыла приложена и вырезка из газеты, вкоторой рассказывалось о том, какой прекрасный человек ее муж, отличный специалист... И тем не менее...

КОРР. Из письма следует, что Дмитрий дорожит семьей. Может ли это обстоятельство явиться для него спасительной нитью?

— Не думаю, человек, страдающий хроническим алкоголизмом, постепенно утрачивает представление о значимости семейных, общественных связей, сам «загоняет»себя в угол. Последнее его прибежище—семья, в которой он властвует, если ему позволяют. А когда начинает понимать, что может потерять и ее, то угрожает родным, что покончит жизнь самоубийством, мол, жизнь без семьи теряет для него смысл. Нередко ему и в самом деле так кажется. Однако, по сути, с его стороны это чаще всего лишь шантаж, причем для его близких—наиболее тяжелый вид шантажа. Родные корят себя: «Человек споткнулся, как можно оставить его без поддержки!» Но ведь поддержка в данной ситуации может выражаться лишь в одном—в немедленном лечении больного, а понимают это далеко не все. И продолжаются мучения всей семьи, главное, детей.

КОРР. Некоторые читатели, размышляя о причинах пьянства, полагают, что вся беда в окружении. В.Семина из Волгоградской области так и пишет:

«Мой брат стал злоупотреблять спиртными напитками из-за того, что другие пьют...»

— Поистине мнение это столь же распространенное, сколь и ошибочное. Заблуждение такого рода «удобно», оно позволяетбездействовать перед якобы «неизбежным». И оно очень опасно, ибо мешаетпринимать необходимые меры, пока болезнь еще не запущена. ...

Конечно же, общество в целом отрицательно относится к нетрезвому человеку и так или иначе отторгает его от себя. Тогда он начинает искать людей, которые разделяют его слабость к спиртному, и возникает компания собутыльников, втягивающая в свой круг себе подобных. Оттого особенно велик вред, причиняемый ими обществу, что они не только сами пьют, но и вовлекают в пьянство других людей, слабых и подверженных влиянию. Возникает как бы цепная реакция: один человек, страдающий хроническим алкоголизмом, тянет за собой другого, третьего...

Сейчас у нас повсюду созданы комиссии по борьбе с пьянством и алкоголизмом. Однако не везде они действуют эффективно.

По всей стране, в большинстве областных и районных центров действуют наркологические диспансеры—самостоятельные лечебные учреждения, в которых работают специалисты-наркологи. Кроме того, многие сельские участки обслуживаются фельдшерами-наркологами, в обязанности которых входят выявление больных хроническим алкоголизмом, организация для них консультаций у специалиста, контроль за их лечением в амбулаторных условиях.

Но нередко человек уклоняется от лечения. Тогда к нему могут быть применены меры принудительного характера, потому что, повторим, хроническая алкогольная болезнь социально опасна. Будем помнить и такую известную заповедь: болезнь легче предупредить, чем лечить. А стало быть, давайте дружнее вести активную профилактическую работу.

Источник: http://7nauk.ru/

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий:
В тèму:

Cтатей на эту тему пока нет.