Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 22 ноября 2015, в воскресенье, в 14:14. С того момента...

897
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Игра на чужом поле

Автор: Денис
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Детективные истории

 
 

Эта история произошла в середине ноября 2009 года и запомнилась нам она тем, что действовать пришлось в совершенно незнакомой сельской местности, без предварительной подготовки.

В среду около полудня нам позвонил директор одного торгового предприятия, находящегося у нас на постоянном обслуживании. Из разговора с ним толком ничего выяснить не удалось, наш собеседник сам не владел точной информацией. То немногое, что он смог нам сообщить, ограничивалось информацией о том, что его загородный дом, находящийся на границе Ленинградской и Новгородской области в деревне Ручьи Лужского района, обокрали. Сообщили ему об этом соседи, которые увидели распахнутую настежь дверь дома, зашли и обнаружили в доме полный разгром. Сам он собирался выехать туда немедленно, нас же просил помочь ему на месте в раскрытии этого преступления.

Что же, дело хорошее. Мы собрали группу из трех сотрудников и через час наш автомобиль уже двигался по Киевскому шоссе на юг. С собой у нас была подробная карта Лужского района, две рации, ноутбук с мобильным интернетом и мобильные телефоны. Еще термос с чаем и бутерброды. Одного аналитика мы попросили задержаться в офисе на тот случай, если понадобится дополнительная информация.

Заказчик (его звали Иван) опередил нас всего на пятнадцать минут. Когда мы вошли в дом, он стоял в растерянности посреди большой комнаты, потерянно глядя по сторонам. Было видно, что человек совершенно не представляет, что ему делать. Привычная обстановка разгромлена, на полу валяются старые фотографии, белье, предметы одежды, все ящики комода и стола открыты, содержимое в беспорядке разбросано по полу, часть лежит на кровати. В глазах у человека стояли слезы.

Первое, что нужно делать в таких случаях – вызывать милицию, что мы тут же и сделали. В ожидании опергруппы мы осмотрели следы взлома (наружный замок сорван с петель, внутренняя дверь отжата топором, ничего особенного), составили приблизительный список украденного и осмотрели следы вокруг дома. Так как снега еще не было, со следами тоже было не ахти.

Многое о личности вора и о том, где его искать может сказать список украденных вещей. В нашем случае в этот список очевидно входили телевизор, утюг, мотокосилка, два молочных бидона, чайный сервиз, несколько фарфоровых статуэток и, что интересно, дождевой лоток, который был подвешен под крышей. Также были украдены несколько кастрюль, вилки и ложки, фонарик и еще кое-что по мелочи.

Теперь нужно было установить точное время кражи. Опрос соседей показал, что накануне вечером около восьми часов с домом все было в порядке. Обнаружена кража была около девяти часов утра. Промежуток составил тринадцать часов, многовато. Ну, допустим, часа три воры шуровали в доме, судя по разгрому и тому, что дом и прилегающий участок были обшарены весьма тщательно, а при этом воры должны были действовать без света и не поднимать шума, времени они затратили немало. Это также говорило об их уверенности в том, что в доме их никто не потревожит.

Ладно, вернемся к расспросам. Сотрудник задал Ивану вопрос о том, как часто он появляется в доме. Иван рассказал нам, что в прошлую субботу он похоронил свою бабушку, которая в этом доме постоянно проживала. С момента похорон он в доме не был. Соседи обещали за домом присматривать, они и сообщили о краже.

Тут надо отметить, что деревня Ручьи находится на берегу речки Луга. Вдоль берега идет дорога, по обе стороны от нее расположено около двух десятков домов. Дом Ивана расположен со стороны речки. Мы решили осмотреть не только придомовой участок, но и пашню до самого берега и тут на немного повезло. На убранном картофельном поле мы обнаружили несколько следов сапог, причем сравнительно с нашими несколько глубже. Вероятно, люди шли сильно груженые, то есть это, скорее всего, следы воров. Внимательное исследование показало, что людей, оставивших эти следы, было не менее двух. Значит, воры не рискнули вывозить украденное по главной деревенской улице. Между берегом реки и дальним краем пашни мы обнаружили проселочную дорогу, выходящую на основную уже за пределами деревни. На самой дороге свежих следов было много, разобраться в них было практически невозможно.

Пройдя по проселочной дороге в другой конец деревни, мы обнаружили, что к крайнему дому дорога подходит почти вплотную. То есть, транспортное средство, если оно использовалось преступниками, должно было пройти не более, чем в пяти метрах от стены дома, в которой, между, прочим, было окно. Мы спросили у Ивана кто живет в этом доме, он сказал, что живет в нем старенькая, но сравнительно бодрая бабулька. Вместе с Иваном мы пошли спрашивать у нее, не слышала ли она ночью чего-нибудь подозрительного или необычного. Ничего она не слышала, но когда мы спросили, не проезжал ли кто ночью по дороге возле ее дома, она припомнила, что вроде ночью сквозь сон слышала, как будто кто-то на тракторе ехал.

Трактора в деревне ни у кого не было. А где он есть? Надо ехать по соседним деревням, спрашивать.

Пока мы занимались расспросами, приехала опергруппа из Лужского УВД. Никого в этом УВД мы не знали и нас, соответственно, никто не знал тоже, так что разговор у нас складывался с явно слышимым скрипом. В составе группы был участковый, оперативник, криминалист и следователь. Все, кроме криминалиста, были молодые ребята около двадцати двух – двадцати пяти лет, молодые и очень важные.

Осматривать огород они посчитали ниже своего достоинства, правда, криминалист все-таки пошел посмотреть на следы на пашне, сфотографировал их, но этим и ограничился, слепков делать не стал.

Вольному воля. Работать их учить мы не собирались. Один из наших сотрудников остался присутствовать при осмотре места происшествия, двоих решили отправить по соседним деревням, поискать трактор.

Но для начала предприняли мозговой штурм, проанализировали полученную информацию.

Итак, кража произошла ночью, воры уходили, а возможно и приходили через огороды, возможно, для вывоза краденного использовался трактор. В числе украденных предметов, кроме дорогостоящей техники были кастрюли и дождевой лоток. Мы спросили у Ивана, зачем ворам понадобился именно этот лоток – шестиметровый, неудобный для транспортировки и почему они не взяли остальные. Иван только после нашего вопроса вспомнил, что украденный лоток – особый. Его двадцать лет назад принес домой еще его дед. Этот лоток не просто оцинкованная жесть, а какой-то особый металл, легкий и не коррозирующий, остальные же лотки и сама водосточная труба – простая жесть. А лоток этот внешне отличался от остальных? Нет, только если присматриваться и то знать надо… То есть, злодеи знали? Выходит, так.

Рассуждаем дальше. Как минимум, один из преступников – местный. Он знал, что бабушка Ивана умерла и дом стоит пустой – раз. Привести трактор и остановиться напротив нужного дома со стороны огородов в темноте мог только местный – два. Преступник знал о том, что только один из лотков представляет ценность для скупки цветных металлов, хотя об этом успел забыть даже Иван – три.

По поводу лотка нужно подумать особо. Кто мог знать о его «ценности»? При взгляде с земли он выглядит как обычный жестяной лоток, не отличить. Дед Ивана принес его около двадцати лет назад. Детали могла бы прояснить бабушка, но ее уже нет. Вопрос Ивану: с кем дружила твоя бабушка, кто может повспоминать события двадцатилетней давности? С кем дружил в деревне дед? К этому моменту мы в деревне уже примелькались, поэтому пока Иван присутствовал при осмотре мы пошли к его соседям, в дом напротив, где жила бабушка, с которой много лет дружила бабушка Ивана.

Бабульку звали баба Маша. Довольно бойкая, шустрая старушка на два года старше бабушки Ивана. Она нам и рассказала, что дед Ивана, Андрей Семенович, дружил неким Борькой Андреевым, через два дома. Они вместе и работали и халтурили, а теперь Борька умер, а в доме живет его внук Серега, бестолочь и тунеядец, все пропил, ходит по деревне на выпивку клянчит. Словесный портрет Сереги баба Маша нам расписала так, что любо-дорого.

Идем к этому внуку. В доме признаков жизни нет. Смотрим на дом – дождевых лотков тоже нет. Хорошо.

Идем к участковому, наводим справки. Безобидный алкаш, работать не хочет, но ни в чем таком криминальном не замечен. С кем дружит неизвестно.

Отвечал участковый неохотно, каждое слово как клещами тянули. Да и молодой он, контингент, как видно, плохо знал, вот и пыжился. Ладно, и на том спасибо. Про тракторы спрашивать не стали, сами найдем.

Мы решили ехать сначала в сторону Луги. Первый крупный поселок по пути – Торошковичи. В Торошковичах мы нашли аж три действующих трактора. Поспрашивали народ и выяснили, что тот самый Серега из Ручьев дружит с Витькой, сыном одного из трактористов и сейчас они, скорее всего, где-то пьют, так как сегодня с утра купили в местном магазине водки.

А где они могут пить?

А пьют они, скорее всего во-о-он в том двухэтажном доме, во второй квартире. Там все пьют.

А есть тут у вас пункт приема металлолома?

Есть, как не быть. Это вам во-о-он туда за тем сараем.

Отлично, спасибо.

Идем сначала в пункт.

Серега заходил?

А вы, типа, кто такие?

А нам, типа, Серега нужен. Не видел его?

Видел утром, ищите где хотите, ничего не знаю.

И больше ни слова толкового. Ладно, мы особо на него и не рассчитывали, пусть с ним участковый разбирается, скупает он краденое или нет. А зашли мы к нему только для того, чтобы пока один его отвлекает, другой бы склад осмотрел, лоток – штука габаритная, его не спрячешь так просто. Не нашли мы, правда, лотка, но само поведение приемщика убедило нас в том, что мы на верном пути. Слишком он наглый и уверенный был, явно знал, в чем дело, и явно успел следы подчистить, металл вывез совсем недавно, сарай почти пустой стоял.

Стоит ли идти во «вторую квартиру», где «все пьют»? Подумали и решили: пока не стоит. Если они там пьяные или спят, толку от них не будет. Вещи они вряд ли на квартире хранят, при них мы ничего не найдем, а они могут запереться и тогда из них слова не вытащишь. А вот когда протрезвятся, а водки они взяли всего пять бутылок, а значит уже выпили, и к вечеру захотят продолжить, вот тогда за ними интересно будет посмотреть – куда за деньгами пойдут, может и на тайник с вещами выведут.

В адресе, куда нас направили, было тихо. Нужно было удостовериться, что Серега с Витькой в адресе, но так, чтобы их не потревожить. Помогла нам в этом бабушка, вероятно, соседка. Да, сказала, там они. С утра пили, потом шумели, теперь вот угомонились. Ладно, ждем.

Часа три прождали, уже стемнело. Подъехал Иван с нашим третьим сотрудником. Опергруппа уже уехала. Ждем. Но вот свет загорелся, в квартире началось движение, выходит из подъезда парочка. Один – явно Серега, второй кто-то непонятный, может хозяин квартиры. О чем-то говорят, не слышно. Спорят. Второй мужик, чего-то Сереге доказывает, тот не соглашается, махнул рукой, разошлись. Мы решили идти за Серегой. Тот пошел в сторону соседней двухэтажки, зашел в подъезд. Мы тихонечко за ним. Он поднялся на второй этаж, толкнул дверь в квартиру направо, зашел. Мы посмотрели на окна – квартира выгоревшая, недавно в ней пожар был, скорее всего, именно там у него тайник с краденым.  Минут через десять выходит Серега из подъезда, в руках утюг. Все ясно. Иван сразу говорит – мой утюг. Такой же.

Аккуратно и вежливо берем Серегу под локти. У него ноги затряслись, думал, бить будем, особенно, когда Ивана узнал. Поехали, говорим, явку с повинной писать. Поехали, говорит, а сам в утюг вцепился.

Участковый пункт милиции в Торошковичах был, но в нем, как обычно, никого не было. Пришлось разыскивать еще и участкового. Нашли. Сдали Серегу, а сами остались караулить дом с горелой квартирой, чтобы не разнесли оттуда ничего. Серега сказал, что все украденное, кроме цветного металла, который они сразу сдали, там лежит, вот мы и караулили, ждали опергруппу.

Основную часть украденного удалось вернуть. Там были вещи, о существовании которых даже Иван не помнил, узнавал по мере их изъятия: это мое, это тоже у меня в сарае лежало... Работу в тот день мы закончили около полуночи. Иван предлагал нам остаться переночевать, но мы отказались. 

Источник: Детективное агентство Истина

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: