Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 2 голоса
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 22 ноября 2013, в пятницу, в 11:10. С того момента...

2252
просмотра
0 добавлений в избранное
11 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

КРАСНЫЙ КРЕСТ, НЕДОСТОЙНЫЙ СВОЕЙ ИСТОРИИ

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

В НЕДАВНО вышедшей в свет книге «Российский Красный Креост. История и современность. 1867 -2012» рассказывается о легендарной могучей организации, если судить о ней по ее истории.

Красный Крест, недостойный своей истории

 

В только что вышедшей в свет  книге «Российский Красный Крест. История и современность. 1867 -2012» рассказывается о легендарной могучей организации, если судить о ней по ее истории. И о беспомощной, влачащей жалкое существование, недостойной своей истории, если судить по ее нынешнему состоянию.

Авторы не ограничиваются  восхвалением былых заслуг самой массовой общественной организации России. Но, отдавая должное прошлому, шаг за шагом, анализируют пройденный ею непростой почти полуторовековой путь к нынешней почти абсолютной безвестности. Так, может, в безвестности, в тишине, ей лучше работается? Может, она делает в последние годы не меньше, чем когда-то, но, чуждая всякой рекламной шумихи, скромно помалкивает о свои достижениях?

Напрашиваются совершенно разные ответы, разные выводы, если, с одной стороны, исходить из фактов и заключений, приводимых в книге. С другой, если опираться на свидетельства государственного и общественного признания, которые оказаны в текущем году Раисе Тимофеевне Лукутцовой, уже много лет  возглавляющей организацию. Председатель РКК  не просто избрана в Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ. Но она вошла туда, так сказать, с первого места - набрала при интернет-голосовании (таким "демократическим путем" формировался его состав) голосов чуть ли не больше всех остальных претендентов. Тем самым поразительным образом доказав, что даже совершенно не публичные фигуры, практически не известные широкой российской аудитории вопреки всякой логике теперь  в состоянии  превосходить по своей популярности "в массах"(даже продвинутых) всех своих соперников, даже находящихся у каждого на слуху. но это был не последний успех Раисы Тимофеевны. В этом же 2013 году Локутцова отмечена почетнейшим званием "Россиянка года", встав в один ряд с такими знатными  "россиянами", пожалуй, даже не одного года и одного десятилетия, как Башмет, Гергиев, Быстрицкая и другие наши именитые соотечественники. Подобные почести, надо полагать, воздаются, так сказать, по совокупности заслуг. Поскольку если вчера таковых не наблюдалось, а, напротив, имело место нечто другое, вряд ли достойное званий и наград, то даже отдельный успех ни в коей мере не может служить отпущением былых грехов.

Так вот,  вышедший труд авторского дуэта подводит к парадоксальной мысли о том, что и в наше время вполне возможно выдвинутся в числу выдающихся современников, не взирая, на весьма скромные результаты своей многолетней деятельности и как бы вне зависимости от них. Во всяком случае отдельные страницы книги весьма убедительно доказывают, что нынешнему председателю Российского Красного креста принадлежит отнюдь не последняя роль в падение авторитета этой легендарной в прошлом организации. Е личный вклад в это значителен и несомненен.

Авторы — не голые теоретики, а изнутри знающие жизнь организации, много лет погруженные в ее проблемы.Людмила Хохлова проработала в РКК многие годы. Сначала  в его низовом звене, а затем в центральном аппарате, где руководила службой милосердия. Раиса Яцемирская, доктор медицинских наук, профессор, в прошлом - врач-терапевт в системе социального обслуживания, научный сотрудник в отделе домов для престарелых и инвалидов специализированного НИИ, заведующая  кафедрой социальной работы и педагогики одного из филиалов Российского государственного социального университета. На всех этапах своего трудового пути занималась проблематикой, тесно переплетенной с той, которой по исторической традиции призван заниматься и Российский Красный Крест.

Совместный труд двух исследователей,  в равной степени озабоченных драматической судьбой РКК, искренне обеспокоенных тем, что происходит с ним в последние десятилетия, особенно в 2000-ые годы, высвечивает одну из весьма существенных загадок нашей новой современности, со всей наглядностью обнажившуюся с распадом СССР. Почему, в самом деле, на стыке эпох, когда миллионы людей оказались в крайне бедственном положении, а, стало быть, резко возросла потребность  в практическом милосердии, которым на протяжении всей своей истории славился Российский Красный Крест, с самим Красным Крестом начали происходить странные и весьма, казалось бы, нелогичные вещи. Он стремительно терял свой общественный вес, да и свой моральный авторитет, превратившись, не в пример царским, да и советским временам, в обладающую крайне ограниченными материальными возможностями немощную, безынициативную организацию, о самом существовании которой в обществе стали забывать

Между тем в самом Красном Кресте, внутри организации, прежде всего, в ее руководстве, а также во взаимоотношениях руководства с некоторыми региональными отделениями, в частности, с Московским Красным Крестом, происходили события, вполне заслуживающие того, чтобы о них узнала широкая российская общественность. Узнала, чтобы лучше понимать, почему же организация с таким славным прошлым, остро востребованная новой действительностью, отошла в тень.  

Можно было бы согласиться с часто встречаемым нынче утверждением о том, что роль Российского Красного Креста резко упала по вполне объективным причинам. Поскольку весьма значительный спектр его прежней деятельности стал «зоной ответственности» государственных органов, в частности, медицинских учреждений, ведомств, связанных с ликвидацией чрезвычайных ситуаций, органов социальной защиты. Да и возникло множество крупных государственных и коммерческих фондов милосердия, призванных оказывать материальную и моральную поддержку «наиболее уязвимым слоям населения». В самом деле, возможности многих из них (если они, как следует берутся за дело) – не чета нынешнему РКК, ставшему довольно заурядной, хотя и чуть ли не миллионной по своей численности организацией, затерявшейся в сотнях и тысячах уравненных с ней в правах общественных структурах, численность которых колеблется от нескольких десятков до нескольких сотен. Но если исходить не из неких голословных «теоретических» расчетов, а считаться с реальной повседневностью, к которой нас и возвращает изданная книга, то надо признать: необъятное поле деятельности Российского Красного Креста и сегодня слишком часто остается не паханным. Бесчисленное множество старых и одиноких людей, больных и голодных детей, жертв террористических актов,  многочисленных в наши дни техногенных и природных катастроф, по-прежнему, оказываются обойденными, быстро забытыми, брошенными один на один со своими бедами и несчастьями.

Факт, приводимый в книге: более 13 лет существующую в Российском Красном Кресте программу «Социальная защита детей» полностью финансирует Норвежский Красный Крест в 8 регионах: архангельской, мурманской, псковской, новгородской, калининградской, вологодской областях, республике Карелия и городе Санкт-Петербурге(!). Участники  программы – дети (их около семи тысяч) из самых бедных семей, которым предоставляется бесплатное горячее питание и другие «услуги». Вдобавок к ним более шести тысяч подростков в рамках той же программы  вовлекаются в «дополнительную социально-педагогическую деятельность», что помогает отвлечь их от негативного влияния улицы. Ежегодный бюджет программы - около 50 миллионов рублей».  

Вдумаемся: уже много лет как в Российской Федерации, при наличии упомянутых специализированных фондов, да и, само собой, соответствующих министерств и ведомств, в стране, занимающей второе место в мире по числу долларовых миллиардеров, благодетели из Норвежского КК спасают от голодной смерти детей из сельских районов. Да плюс проживающих  в культурной столице Российской Федерации. Что совсем уж поразительно. Для этого собирают «пожертвования» не у наших, а у своих сограждан. Авторы книги задаются по этому поводу законными вопросами: «Знают ли об этом наши президенты, прошлые и настоящие? А знает и хоть один российский миллиардер, что Норвежский Красный Крест оплачивает еще и работу сотрудников Российского Красного Креста, которые участвуют в программе?»

Между тем, подобная практика «иностранного обслуживания» распространяется, как узнаем, на все программы РКК, финансируемые Международным Комитетом Красного Креста, Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, национальными обществами различных стран. «Нужно открыто признать, - констатируют авторы, - что все программы, в которых участвует РКК, лишь предоставляя услуги в виде региональных сотрудников, полностью финансируются за счет международных и национальных организаций КК и КП, а нередко правительств и частных компаний преимущественно западноевропейских стран. Года за годом ситуация не менялась. Российский Красный Крест оставался полностью зависим от внешней помощи со стороны международных организаций». Причем, реализуемые в России «совместные программы» уже традиционно объявляются как Российско-Нидерландская, Российско-Австрийская, Российско-Американская, Российско-Шведская и так далее. Преподносятся как плоды соавторской деятельности Российского Красного Креста и его зарубежных «партнеров». Причем, в наименовании этих программ РКК всегда ставится  на первое место. Мол, программа российская, но осуществляется при долевом участии такого-то национального общества. Но  фактически Российский Красный Крест не вкладывает ни рубля в подобные «совместные»  начинания. Он лишь великодушно соглашается воспользоваться чужими услугами и чужими деньгами. Соглашается сотрудничать с теми, кто на свои средства готов помогать нашим согражданам. Даже в трактовке «иностранной помощи» проявляется, таким образом, ставшее обычным для РКК лицемерие. Мало того, что он желает выглядеть милосердным за чужой счет. Он еще и не прочь сделать вид, что играет в такой помощи первую скрипку. Не позорит ли он Россию при этом дважды?

Никак не менее важный вопрос: почему же в подобных программах не запрограммировано участие отечественных жертвователей?  Мы же не слаборазвитая страна, чтобы постоянно и без всякого стеснения обращаться к миру с протянутой рукой. Нам вроде бы не чужда гордость великороссов.  

Между тем, по мнению авторов,  прослеживается неприятная особенность, характерная как для руководства РКК, так и для председателей некоторых региональных отделений. Полное финансовое иностранное обеспечение гуманитарных программ воспринимается как нечто разумеющееся, не имеющее альтернативы. Как же выглядят в этой связи гневные осуждения «подачек» представителями высшего руководства РКК, их громкие призывы к освобождению от финансовой зависимости? Притом, что им-то лучше, чем кому бы то ни было, известно, что в тот же день, когда программы, финансируемые МФОКК и КП, МККК будут прекращены, Российский Красный Крест в Российской Федерации перестанет существовать. А ведь это уже частично происходит: после того, как выше названные организации завершали какую-то свою миссию, тотчас прекращалась деятельность различных структур региональных отделений РКК, традиционно не получавших никакой поддержки со стороны Центрального аппарата РКК, не говоря уже о поддержке со стороны федерального правительства. Региональные же и муниципальные власти финансируют только «свои» программы. А в попечителях ЦК РКК до сих пор не определился.

Не менее поразительно на этом фоне утверждение председателя РКК Раисы Тимофеевны Лукутцовой, что «целеустремленно и эффективно помогая нуждающимся людям,  решая их наиболее насущные жизненные проблемы, Российский Красный Крест вносит свой существенный вклад в повышение качества жизни этих людей, помогает нашему государству улучшать социальную обстановку в стране».

Так, может, внутри страны просто невозможно изыскать даже минимальных средств, необходимых для первостепенных нужд подопечных Красного Креста? Дать бы ему, а он бы раскидал, распределил. Но не дают. Может, не верят в его распределительные способности? Или, в самом деле, в небедной России при всех стараниях не найти своих «источников финансирования», которые каким-то образом удается отыскивать аналогичным организациям в Норвегии, Голландии, США, Швеции, Турции, Великобритании и в других государствах, отыскать, чтобы Российский Красный Крест мог, наконец, реализовывать свои «совместные программы»?

Первопричина нищеты самого Российского Красного Креста, некогда богатейшей организации со своими фабриками, самолетами, пароходами, разоренной в свое время, как бы раскулаченной советской властью, уходит в довольно давние уже времена. Но какое-то время это было не так заметно – когда во главе этой организации стояли известные и уважаемые в народе, в государстве люди. А на работу сюда приходили думающие, глубоко знающие дело специалисты. Но чем ниже падал авторитет организации, тем меньше привлекала она таких людей. Да и тем меньше ориентировалось на таких специалистов  новое руководство.

Стало штампом, вспоминая о «лихих девяностых», да и более поздних годах, объяснять все нерешенные проблемы, все упущения и просчеты некими глобальными проблемами объективного характера — такое, мол, было время, всем было плохо. Будто бы исключительно «объективными обстоятельствами» объяснялись все творившиеся беды. Но авторы книги о Российском Красном Кресте «опускаются», а, точнее, поднимаются, до анализа и более конкретных причин катастрофического падения авторитета великой организации, в том числе кадровых. Взволнованный разговор, который поднимают они, заставляет о многом задуматься и многое вспомнить.

В ходе подготовки к 15 съезду РКК (он проходил в 2011 году) при обсуждении поправок к действующему Уставу РКК обсуждался вопрос о приведении этого документа в соответствие с международной практикой  ведущих национальных обществ. Высказывалось настойчивое мнение, согласно которому возглавлять Российский Красный Крест должно какое-то видное лицо, фигура национального масштаба, которая бы  занимала в общественной организации пост председателя исключительно на общественных началах. 

Был немалый смысл в том, чтобы сама фигура руководителя,  личности национального масштаба с безупречной репутацией, привлекала внимание общественности к организации.  Это мог быть, например, доктор Рошаль, человек-брэнд, детский врач с мировым именем. Прославившийся своими профессиональными делами, а не тем, скажем, что он – член  Общественной палаты. Или замечательная актриса Чулпан Хаматова, чье имя тоже о многом и многим говорит, к тому же прекрасно проявившая себя не только созданием ярких образов в театре и кино, но и как руководитель детского фонда «Подари жизнь». Исполнительным же директором, ответственным за повседневную работу Российского Красного Креста, подотчетным во всем председателю, мог бы стать человек, имеющий практический опыт работы в Красном Кресте.

На первом этапе обсуждения международные организации КК упорно настаивали на внедрении и в России этой испытанной во многих странах практики. Но потом по каким-то причинам отошли от своей принципиальной позиции. Как показали дальнейшие события – зря. Человеку, которого страна знала и глубоко уважала, было бы реальнее сделать то, чего так и не смогли сделать в последние полтора десятилетия занимавшие  здесь командные высоты не самые значительные личности - найти общий язык с российскими властями и современным бизнесом, вернуть Красному Кресту уважение общества.

Печально читать в книге: «Особого внимания заслуживает деятельность РКК и прежде всего его Центрального аппарата в 2000-ые годы. Все амбиционные планы на повышение престижа и полной независимости от зарубежных доноров не только не сбылись, но в этот период практически полностью утрачены все завоеванные в предыдущие годы позиции: распродано все недвижимое имущество или «по собственной инициативе  добровольно» передано государству.

Ошибочным оказалось привлечение на пост председателя лиц со стороны. Далеких от нужд и бед пожилых людей, инвалидов, участников и ветеранов войн, малообеспеченных семей, безнадзорных и беспризорных детей и лишенных чувств милосердия и сострадания. Понятны и мотивы избрания: с ними связывались надежды на близости к самой верхушке властной «вертикали», которые не только не оправдались, но еще более углубили финансовый и моральный кризис организации».

Между прочим, многие причины растерянного авторитета отчетливо проявились при подготовке и проведении  уже упомянутого 15 съезда организации. Началось все с выборов делегатов, которые стали, по сути, выбором руководства, а не демократическими выборами. Представлять регионы на московском форуме должны были лучшие люди Красного Креста, его цвет и гордость. Это - сестры милосердия, работающие в палатах Красного Креста при областных, районных и сельских больницах,  лучшие руководители региональных и местных отделений, сиделки, обслуживающие  ветеранов войны и труда, почетные доноры, спасающие людские жизни, другие сотрудники и добровольцы, продолжающие славные традиции общества. Они должны были приехать в Москву и с пользой для дела обсудить реальные проблемы, вставшие перед Российским Красным Крестом в непростой период его жизни, донести не только до руководства РКК, но до всей России свои горести и тревоги, мысли и предложения.

Увы, практически ни одного «низового» участника российского движения Красного Креста в числе делегатов съезда не оказалось. А если кто-то в качестве гостя или по какому-то недоразумению и сидел в зале, то он все равно был лишен возможности взойти на съездовскую трибуну. Не было предоставлено слово даже прилетевшей в Москву из Сеула астраханке, студентке института Международного Красного Креста, одной из трех представительниц России в этом уникальном высшем учебном заведении. Дорога на трибуну ей была заказана, поскольку существовала опасность, что девушка упомянет о том, что, направив молодых людей на учебу, Российский Красный Крест забыл о них, годами не отзывался на просьбы хотя бы просто выслушать их, снабдить информацией, необходимой для пропаганды сегодняшней международной деятельности РКК.

А кто же был делегатами? Исключительно должностные лица, председатели организаций — областных и республиканских. Причем, чего никогда не было, независимо от числа членов РКК  в том или другом регионе практически каждый представлял один-единственный делегат. Новейшего типа уравниловка времен демократических преобразований. Цель была очевидна – никто не должен омрачать запрограммированный  беспроблемный ход съезда. И в принципе организаторы добились своего – в итоге ни одна серьезная проблема, которая могла бы вызвать дискуссию, так и не поднималась. Удалось обойти молчанием даже самое заметное событие за годы «от съезда – к съезду»  (о нем больше всего говорилось в кулуарах). Это событие – драматическая судьба Московского городского отделения Красного Креста, где за годы  правления Лукутцовой,  не находивших "контакта" с председателем РКК, руководителей стали менять, как перчатки. И минимум на два года вся работа Московского отделения была полностью парализована. 

Началась же череда странных событий, когда городскую организации, прежде по праву считавшуюся правофланговой, возглавил человек, так сказать, лично неприемлемый для Лукутцовой. Прежде, в ее бытность заместителем председателя РКК, он занимал даже более звучный пост - Генерального секретаря РКК. И она, и он  считались ближайшими сподвижниками прежнего председателя – Татьяны Алексеевны Николаенко, потом досрочно ушедшей в принудительную отставку. А «роковую» роль в краснокрестной судьбе Генерального секретаря сыграло то обстоятельство, что еще на 14 съезде РКК, когда «демократия» в РКК не достигла последующего совершенства - полнейшей, то есть, безальтернативности, он оказался одним из трех претендентов на должность председателя, единственным, кто реально пытался составить Лукутцовой конкуренцию. Не выиграл, но нервы потрепал.

Раиса Тимофеевна сочла своим долгом внедрить на «необоснованно» занимаемый им пост, довольно значительный в масштабах организации, менее амбициозного человека, своего земляка. Но, в конце концов, и новый избранник ей «не показался». Она запуталась в дальнейших поисках, «демократическим образом» сменив в общей сложности за короткий срок четверых руководителей московской организации. Попробовала даже, в экспериментальном, что ли, порядке, создать совсем уж карманный президиум Московской городской организации,  почти исключительно из числа ближайших сотрудников своего «центрального аппарата», но нарушение Устава был столь очевидным, что от этого вскоре пришлось отказаться, назначив новые выборы.

Но, что удивительно, напуганное предыдущим опытом противостояния с бывшим Генеральным секретарем, на 15 съезде, даже при заблаговременно  процеженном составе делегатов, руководство Российского Красного Креста не решилось сделать выборы председателя альтернативными. Выбирали из единственного кандидата. Им стала, естественно, сама Раиса Тимофеевна Лукутцова, которую подготовленные ораторы,  не слишком изобретательно соперничая друг с другом, наперебой характеризовали давно как будто забытыми определениями, среди которых мелькнуло даже такое - богиня.

Все это происходило в то время, когда стало привычным даже президента России избирать на альтернативной основе. Но, очевидно, об утвердившихся в России порядках не подозревала не только сама Раиса Тимофеевна, но и, например, Анитта Ундерлин, глава расположенного в Будапеште Зонального офиса Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, которая в своей телеграмме приветствовала вновь избранного председателя Российского Красного Креста и благодарила «за превосходно организованный Съезд РКК».

Красный Крест - одна из крупных общественных организаций (далеко не единственная), которая в последние десятилетия выпала в России из поля зрения общества и государства. Он давно уже живет обособленной жизнью. Как будто по своим нормам и законам, нередко не имеющим ничего общего с общероссийскими демократическими переменами, умудряясь при этом годами не привлекать к себе ни малейшего внимания. Независимо от того, что за события происходят в Красном Кресте, типичные для него, доказывающие архаичность методов работы. Или же, напротив, какие-то крайне неожиданные, имеющие ярко выраженный современный оттенок.

Странно все же, что в пору небывалой открытости, когда представляющие малейший интерес для общественности факты любой тематики  мгновенно становятся всеобщим достоянием, Российский Красный Крест продолжает оставаться  некой закрытой зоной, куда  не проникает ни один луч света. Это, впрочем, лишний раз свидетельствует об одном: организацию потому оставили в покое, что она давно стала никому не интересна.

Ни одно российское средство массовой информации ни единым словом не отметило, что в то время, когда добровольные отставки руководителей были уже не в моде, Татьяне Алексеевне Николаенко все же пришлось задолго до  истечения срока своих полномочий,  с большим, надо сказать, нежеланием, отказаться от полюбившегося ей председательского поста, связанного с массой привилегий. После того как регионы устроили бунт, возмутившись бездеятельностью центрального аппарата.

На этой волне праведного осуждения предшественницы и выдвинулась Раиса Тимофеевна Лукутцова, второй на тот момент человек в Красном Кресте. Единственная заместительница Николаенко, она годами беспрекословно, с прилежанием первой ученицы, исполняла волю удалившейся  «не по своей воле» руководительницы.  Была тем верным соратником, который по всем моральным нормам был обязан, в полном соответствии со своим положением и своими «заслугами», разделить с Николаенко ответственность за провальную работу организации.

К слову, Лукутцова и оказалась-то в составе руководства Красного Креста по личному приглашению своей предшественницы, даже как будто к своему собственному изумлению, так как никогда не была до того сколько-нибудь профессионально заметным лицом среди глав региональных подразделений. Поговаривали, что именно отсутствие яркой индивидуальности и сыграло решающую роль в ее приглашении в Москву. В дальнейшем именно она, как свидетельствуют искушенные наблюдатели, исподволь вызывала «волну гнева», которая и освободила для нее место «первого лица». Стоит ли удивляться, что с переменой руководителя никаких радикальных изменений в работе Красного Креста не произошло.

Нежелание председателя радикально освежать закисающую деятельность Российского Красного Креста проявилось во многом, в частности, в ее откровенно прохладном отношении к новому, вернее, «хорошо забытому старому» начинанию, которое вновь напомнило о себе в  Астраханской области. Там почетным председателем региональной организации РКК согласился стать местный губернатор. Эта подхваченная традиция дореволюционного Российского Красного Креста, по сути, протянутая сегодняшнему КК рука помощи, указывала организации перспективный путь в тех реалиях, в которых сегодня она оказалась. Но в центральном аппарате довольно глухо отреагировали на эту весьма важную и многообещающую  инициативу. В РКК  привыкли быть «сами по себе», существовать в своем замкнутом мирке, не слишком афишируя все, что происходит внутри, не очень-то посвящая «посторонних» в свои дела. Тогда, по крайней мере, не зная их «кухни», никто не потребует от них достоверного отчета.

Авторы книги констатируют: «Председатель РКК не только не выполнила обозначаемые ею цели и задачи, но, можно предполагать, просто забыла о них. Нельзя скрывать от самих себя и от населения РФ, что в Центральном аппарате и во всей структуре организации произошли невосполнимые людские и финансовые потери. Руководство РКК по существу утратило способность контролировать и организовывать деятельность региональных отделений, не имеет точной информации о количестве членов общества Красного Креста и постоянных добровольцев, а зарубежные благотворители и доноры предпочитают заключать договоры о сотрудничестве непосредственно с региональными отделениями».

Многие региональные отделения, действуя при поддержке местных властей, во многом независимо от центрального аппарата Российского Красного Креста, а порой и вопреки ему, добиваются заметных успехов в своей деятельности. Самый яркий тому пример - без преувеличения  огромная материальная и моральная поддержка оказанная пострадавшим при варварском террористическом акте в Беслане Северо-Осетинским региональным обделения РКК, национальными обществами Красного Креста многих стран мира, многими областными отделениями Российского Красного Креста.

Нельзя не вспомнить в этой связи и самоотверженную работу Краснодарского краевого отделения РКК при оказании помощи жителям Крымска, подвергшимся тяжелому удару разбушевавшейся водной стихии. При сборе средств в помощь пострадавшим при наводнении в Крымске в адрес Российского Красного Креста поступили небывало крупные суммы, предназначенные пострадавшим. Значительное число видных жертвователей и крупных сумм, которые они направляли пострадавшим, нельзя,  разумеется, причислять к особым заслугам Красного Креста, чтобы не искажать его реальные сегодняшние возможности и реальную значимость в общественной жизни.  Случай, скорее, единственный, чем даже редкий. Это подтверждают совсем иные собранные им суммы в дни других бедствий.  

Но, тем не менее, не противоречат приводимые выше отдельные факты утверждению о падающем авторитете РКК, к которому подводит книга, о которой речь?  Ни в малейшей степени! А вот "знаки признания" заслуг председателя противоречат типичным результатам деятельности возглавляемой им организации. И, как утверждают хорошо знающие вопрос люди, гораздо ближе к истине утверждения авторов книги.  

Создается в итоге странное впечатление. Если уж в свое время не нашли на председательскую должность авторитетного человека, то в 2013 году, будто спохватившись, вдруг взялись  искусственно придавать значительность, экстренно укрупнять фигуру действующего руководителя. Зачем? С какой целью?

Между прочим, примеров такого рода в нашей истории было немало. Попытки "укрупнения личности" касались руководителей самого разного уровня  и калибра, вплоть до высшего. Но ни одна ни к чему хорошему не приводила. Да и не могла привести. Ибо логика действий никогда не должна быть прямо противоположна элементарному здравомыслию.                                                                                   

                                                                                     

                   

                                        

 

 

 

 

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии  — 11


Анонимно [MPCCUCXB]   3 г. назад

все в статье-правда.

Ответить
Сообщение:
Анонимно [MPCCUCXB]   3 г. назад

Р.Т. Лукутцова-самовлюбленная чиновница. и все ее звания куплены, а не заслужены.

Ответить
Сообщение:
Анонимно [MPCCGMUN]   3 г. назад

А с чего вы взяли? Каждый добивается по-своему!

Ответить
Сообщение:
Анонимно [PYUNELIG]   3 г. назад

Воровали и будут воровать,а под носом у правительстп. это делать очень удобно

Ответить
Сообщение:
Анонимно [PYUNELIG]   3 г. назад

Воровали и будут воровать,а под носом у правительстп. это делать очень удобно

Ответить
Сообщение:
Анонимно [PYUNELIG]   3 г. назад

Совершенно ненужная и бесполезная организация,давно изжившая себя.Давно нужно было прикрыть эту кормушку для "бедных".

Ответить
Сообщение:
Анонимно [XYLXNYAY]   2 г. назад

конечно ворует! а вы в курсе, что госпиталь РКК в Эфиопии с некоторых времен стал частным, то есть госпиталем Лукутцовой Р.Т.??

Ответить
Сообщение:
Анонимно [XYLXNMAM]   2 г. назад

да

Ответить
Сообщение:
Анонимно [XYLXNMAM]   2 г. назад

А вы читали письмо ветерана РКК Чуловского к прокурору? Занятная вещь, рекомендую..

Ответить
Сообщение:
Анонимно [YPYALUGK]   2 нед. назад

Говорить о ненужности Красного Креста - неправильно. Даже если бы он оставался как выразился "аноним" КОРМУШКОЙ ДЛЯ БЕДНЫХ. Красный крест не разводит бедных. Но, к сожалению, уже давно и не кормит.
Кто-то решил, что МЧС и Минсоцздрав могут заменить Красный Крест. Это ошибка циничных времен девяностых.
Да и теперь наш великий Крошка Цахес (Премьер-министр) утверждает, что всё хорошо, а если кому плохо пусть идет... в рай.
Красный Крест (утверждаю не понаслышке) был всегда последней инстанцией и последней надеждой для множества обездоленных.
А ТЕПЕРЬ ЭТО - ТИХАЯ КЛОАКА... Горько и обидно за Державу!..

Ответить
Сообщение:
Анонимно [YPYALUGK]   2 нед. назад

Да ошибки в тексте - теперь модно с тех пор, как КОФЕ разрешили стать гермофродитом...

Ответить
Сообщение:
Пожалуйста, подождите!
Комментарий: