Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 28 января 2009, в среду, в 10:51. С того момента...

2269
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Какой будет семья в 2015 году

ответ на статью «Вакансии будущего на 2008 - 2100 года»
Автор: zozo
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Гостевые браки, снэк-браки, атомизация и полный пересмотр отношения к любви. Краткий конспект, что произойдет с семейными отношениями к 2015 году

Традиционную семью подтачивает, с одной стороны, желание людей обособиться, с другой — разнообразие ролевых моделей и социальных практик. Вверху — часть фотопроекта «Один день из жизни мужчины-трансгендера» (трансгендерами называют любых людей, у которых не совпадает социальный и биологический пол: транссексуалов, гермафродитов, бисексуалов, трансвеститов, etc.). На снимке житель Нью-Йорка Тофер Логан вкалывает себе ежедневную дозу тестостерона

Практически все актуальные социальные процессы и тренды существенно трансформируют традиционную семью или, точнее, разрушают ее. Семья же как один из фундаментальных и важнейших социальных институтов обладает невероятной живучестью. Поэтому главный прогноз — к 2015 году семья не претерпит радикальных изменений, но некоторые ее нынешние особенности будет видно более ­отчетливо.

Семью всегда охраняли: церковь, государство, общественная мораль или социальные нормы, традиции и воспроизво­димые модели, создаваемые конкрет­ной семь­ей. Государство как трендсеттер сейчас обладает нулевой эффективностью на территории частной жизни. Степень отчуждения общества от государства огромная, коммуникации со стороны госорганов и общественных ­институ­тов — это неожиданные сообщения и монологи, в которых говорящий не дума­ет о том, кто его слушает, есть ли вообще слушатель и может ли он как-то использовать услышанное. В том числе и по этой причине в России не будет наблюдаться укрепле­ния семьи и семейных ценностей.

Церковь отделена от государства и не об­ладает мощным охранительным ресурсом. Социальные нормы и собственно семейные традиции и модели уже давно обновились. Дети вне брака, матери-одиночки, гражданский брак, разводы и повторные браки, одинокие и холос­тые стали совершеннейшей нормой — уж точно в больших городах. Активно развивается разнообразие семейных форм, и это будет только уси­ливаться: браки без детей, дети без брака, серийные гражданские браки, госте­вые браки (браки выходного дня и отпуска), свободные браки, шведские семьи, однополые браки, асимметричные браки.

Главные социальные тренды, которые оказывают и будут оказывать существенное влияние на конфигурацию семьи, представляются следующими:

Увеличение скорости жизни. Главным дефицитом становится время и внима­ние (собственное и к себе). На этом фоне активно развивается snack culture, сжимающая размеры товаров, услуг, информации, а также отношений для более ­легкого, доступного и быстрого их пот­реб­ления. Усиливается роль слабых социальных связей, увеличивается их число. Людей, с которыми устанавливаются глубокие, прочные отношения становится меньше. Навыки и готовность к таким отношениям утрачиваются. Напротив, увеличивается число тех, с кем мы встречаемся только по приятным или сугубо прагматичным поводам, ненадолго — вечеринки, деловые обеды, завтраки, те­матические события, business and pleasure (последнее слово — ключевое). Плюс частичный или полный переход в сетевые сообщества и социальные сети.

Рационализация. В связи с дефицитом времени очень остро стоит вопрос сокращения временных и других ресурсных издержек. Упрощается и рационализируется все, включая общение. Развиваются интернет-знакомства, размываются границы между реальным и виртуальным миром. Вообще исчезает навык установления и поддержания off-line-контактов. Снижается лояльность к брендам, любимым местам и людям.

Индивидуализация. Снижается степень явной и осознаваемой зависимости человека от группы, в том числе и от семьи. Люди считают необходимым стремиться к уникальности и отличию от других, пы­таются расширять границы внутреннего мира и сферы приватного. В России можно говорить, скорее, не об ­индивидуали­зации (которая подразумевает уважение к личности другого), а об атомизации, повышении степени ­изолирован­ности людей друг от друга. Люди рассматрива­ют свою идентичность как некий проект, нуждающийся в инвестициях, развитии, разнообразных партнерствах, как очень личных, тесных, телесных, так и деловых или всех вместе сразу.

Вследствие индивидуализации меняются возрастные и половые стратегии. Женщины больше ориентируются на карье­ру, мужчины становятся более инфантильными. Мы — свидетели настоящего культа молодости и подросткового возраста. Взрослые люди хотят выглядеть и вести себя как подростки, дизайнерские дома используют моделей подросткового вида в рекламных кампаниях вполне «взрослых» брендов, появился канал «2x2» «для взрослых мальчиков и девочек». Во всех перечисленных стратегиях для семьи ос­тается мало места, либо она играет лишь роль этапа. Представления о семье как об очередной жизненной стадии поддерживаются еще одним культом — жаждой новизны и ярких ­впечат­лений, опыта.

Бизнес обладает намного более мощными и эффективными пропагандистскими ресурсами. Транслируемые через рекла­му и СМИ образы и ключевые сообщения являются одним из главных источников ментальной энергии независимой и эгоцентричной жизни. «Живи по своим правилам», «Уступи соблазну», «10 правил совместного малотравматичного проживания с женщиной» — и так далее.

Итак, какой мы увидим семью, или какие семьи мы сможем увидеть?

Отношение к семейным связям станет более серьезное, чем сейчас. Во многом более взрослой позиции и решению создать семью будет способствовать развитие системы кредитов и долгосрочных финансовых обязательств, в частности ипотеки (разумеется, если финансовая система восстановится и укрепится). Однако уменьшится количество семей со штампом в паспорте, и существенно увеличится число гражданских или пробных снэк-браков. Последние будут практиковать все больше и больше молодых людей и девушек, которые будут иметь больше возможностей для финансовой независимости от родителей и начнут жить самостоятельной жизнью в отдельных съемных квартирах (возможно, снимаемых на несколько снэковых семей одновременно).

Идея о том, что брак/семья — это на всю жизнь, практически не представлена в соз­­нании тех людей, кому еще (возможно) предстоит связать себя узами с каким-то другим существом. Идея пробного шара априори предполагает возможность не­удачной попытки, а также повторной (второй, третьей, любой). При такой установке первый опыт создания семьи в подавляющем большинстве случаев будет заканчиваться разрывом отношений.

Китайские мудрецы говорят, что «вторая попытка не стоит и ломаного медяка», кто-то из здешних людей — что «первая жена от бога, вторая — от черта». В контексте семьи этих утверждений вспоминать не будет почти никто. Удачные попытки, которые могут заканчиваться законным браком, будут удавать­ся тем, кому повезет обрести/устано­вить и сохранить очень близкие, но непременно партнерские отношения между со­бой. Помимо собственно семьи и, возможно, детей супругов будет непременно объединять либо общее дело, бизнес, либо общие и страстно любимые увлечения.

Невзирая на фактический отказ от традиционных представлений о сущности семьи, будут иметь огромное значение абстрактные величины: всевозможные атрибуты «настоящей свадьбы» и семьи, транслируемые через СМИ, сериалы и художественные фильмы. Будут процветать свадебные сервисы, аренда лимузинов, даже если подавать авто нужно будет к бан­кетному залу на Алтуфьевском шос­се или 5-этажной хрущобе. Молодожены будут брать кредиты на «правильные» сва­дебные наряды, обувь («Чем я хуже С.-Дж.Паркер?! ») и собственно свадьбы, бросать букеты цветов и подвязки для по­дружек, организовывать мальчишники и девичники в местах соответствующей ориентации. По окончании торжеств большинство не будет иметь возможностей путешествовать во вре­мя медового месяца. Этот период будет отчасти отравлен необходимостью выплачивать кредит, но это укрепит ­будущую семью.

Такая функция семьи, как продление рода, еще более ослабеет. Для того чтобы иметь ребенка, не обязательно иметь семью или вообще рожать, можно усыновить младенца. Рождение детей станет лучше планироваться и отодвигаться на более поздние сроки, что ­поддержит­ся развитием технологий. Детей все от­четливее будут заводить, а не ждать как чуда. Домашние животные станут еще более полноценными членами семьи, со всеми соответствующими правами. Увеличится число семей, для которых будет намного комфортнее заводить животное вместо детей, жены/мужа или второго/очередного ребенка.

Увеличится количество разводов, но при этом несколько уменьшится терпимость к изменам. Люди будут более честными и порядочными: станут меньше изменять, будучи в браке, но станут чаще разводиться и вступать в новые близкие отношения с новыми любимыми или более комфортными партнерами. Вообще, концепция комфорта в отношениях будет все более и более вытеснять концепцию любви (которая «долготерпит, милосердствует, …, не гордится, не ищет своего, не раздражается, все покрывает, все переносит») и радости, а также умирающую традицию совместных усилий и труда для сохранения семьи. Итак, семьи станут более крепкими, но жизнь семьи будет более короткой. От теневой полигамии люди будут переходить к череде крепких, но не очень продолжительных моногамных отношений. Традиционные семьи, безусловно, останутся, но сохранят их в основном только религиозные люди.

Сегодняшние дети и подростки оказываются первопроходцами, поскольку их родители не обладают опытом существования и выстраивания отношений в этом новом мире, в котором еще отсутствует социальное моделирование/программирование поведения, адекватного этой реальности. Похоже, что главные сюрпризы с семейной жизнью начнутся после 2020 года.

 

 

Источник: Большой город

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: