Извините, вы уже голосовали за эту статью!
4       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 10 июля 2009, в пятницу, в 11:05. С того момента...

1800
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:



Top 5 àвтора:

Остров мертвых легенд // Куда уходят звезды

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

"Кобейна заперли бы в одиночке, в которой в углу стояла ситара. Ни тебе огнестрельного оружия, ни спасительных таблеток. Бери ситару и достигай нирваны. Настоящей, так чтобы улыбаться как Будда".

Если бы у главы приемной комиссии небесной канцелярии было бы хоть чуточку фантазии от Чака Паланика, и такая же роковая любовь к музыке, как у Артемия Троицкого, то он отправлял бы всех бывших земных легенд на отдельный остров.

Посмотрим правде в глаза – большая часть из них, легенд, это заядлые наркоманы, пьяницы, самоубийцы. И билет в райские сады, несмотря на все заслуги, им негарантирован. Так что единственно приемлемый вариант –сослать их на остров, где они могли бы реабилитироваться за прожженные в парах абсента (и не только абсента) годы.

Мэрилин Монро, чудеснейшей из всех блондинок, на острове бы отвели пару десятков гектаров пахотных полей. Чтобы от заката и до рассвета, она, запряженная в плуг, вспахивала пшеницу, и на личной шкуре убедилась через кровь и пот, - что ворковать «I wanna be loved by you» намного прелестней, чем кабала физического труда.

Двум Джимам (Моррисону и Хендриксу), легендам хипповских 60-хх, зажигавшим сердца молодежи, удолбанной LSD, поручили бы привычное для них дело – трипповать. Только в отличие от галлюциногенных путешествий по виртуальным мирам расслоенной реальности, Морриссону и Хендриксу предстояло бы отправиться в самое далекое от индийских истин место – на островную кухню. Где бы они чистили вагоны картошки и нарезали тысячи ломтиков хлеба.

Легенду 90-х, основоположнику рванных джинс, вытянутых кардиганов и длинных, немытых неделями волос (потом это назовут гранджом), Курта Кобейна заперли бы в одиночке, в которой в углу стояла ситара. Ни тебе огнестрельного оружия, ни спасительных таблеток. Бери ситару и достигай нирваны. Настоящей, так чтобы улыбаться как Будда.

Джону Ленону, ушедшему так рано и, как всегда бывает в случаях гибели символов времени, такой глупой смертью, выпала бы миссия по душе. Джон был бы преподавателем в островной школе для особо трудных и умалишенных упавших звезд. Ему предстояло бы научить здоровому образу жизни Сида Вишеза и его верную подругу Нэнси, отбить страх и ненависть к Лас-вегасу у хулигана Хантера Томпсона, и излечить душевные раны жертв соблазнов Парижа 20-х годов – гениально бедствовавшего Модильяни и так больно разбившегося Фитцджеральда. Ленону также пришлось бы составить программу фитнес-подготовки для короля рок-н-ролла Элвиса Пресли. Потому что видеть как складки жира короля обтягивает белый блестящий костюм (добавьте к этому свисающий почти до колен живот), будет невыносимо даже для пестрой островной публики. Все-таки молодой Элвис нравится гораздо больше своего повзрослевшего аналога. Как говорится, ремень D&G сала не спрячет.

Безусловно, на острове потребуется отдельный класс для русскоязычной публики. Маяковский и Есенин для успокоения бунтарских душ вели бы уроки по вышиванию, Высоцкий – занятия по труду и гражданской обороне.

Так и не заставшему перемен Виктору Цою выпала бы работа по соседству с Морриссоном и Хендриксом, - в островной котельной. С одной стороны, во времена питерской безвестности многие рок-звезды перестройки поддавали жару в котельной (в том числе и Цой), с другой стороны – такое соседство позволит установить на острове прочные отношения между англоговорящими и русскоговорящими. И вполне возможно под вечер воздушное пространство острова наполнится совместными надрывными криками: «Пипл ар стрендж вен ю ар стренжер». А затем бурными: «Peremen, trebujut nashi serdca, peremen trebujut nashi glaza».

На острове нашлось бы место и для поп-звезды мирового революционного движения – Эрнесто Че Геваре. Для морального выздоровления и ментальной реабилитации он стал бы владельцем фабрики, производящей футболки. Команданте Че был бы единственным служащим фабрики, и все, что ему нужно было делать в течение рабочего дня, - это клепать на разноцветные футболки принт со своей знаменитой фотографией, где Эрнесто застыл в революционном порыве с недельной щетиной и аккуратно стиснутой набок беретке. Каждый день Че Гевара, как самый настоящий капиталист, производил и производил бы тонны футболок, получая в обмен доллары, пропахшие потом жителей стран третьего мира. Кстати, фабрика бы называлась «Viva la revolucion!».

Не так давно покинувшему нас Майклу Джексону, как и всякому другому новичку на острове, придется пройти обряд посвящения – сбросить старую шкуру  (в случае Джексона – это не просто символика, но и буквальное действо) и вернутся в первоначальную точку, когда не было ни огня, ни воды, ни медных труб. И юный гудронный мальчишка танцевал под тугие диско-ритмы. Путь к исцелению надо начинать с самого начала.

И если верить душою, что небесная канцелярия действительно существует, да и в то, что в ней есть еще и специальная приемная комиссия, то на вопрос, почему же все-таки этих наркоманов и самоубийц так и не отправили в преисподнюю, от начальника очень хотелось бы получить такой ответ:

- Ну, в самом деле, что тогда все мы будем делать в райских садах, если там не воркует Мэрилин Монро, Курт Кобейнне хрипит в микрофон: «Here we are now, entertain us», а Джон Ленон не уверяет, что imagine all the people. Без них нам будет слишком скучно, врубаешься?

 

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: