Извините, вы уже голосовали за эту статью!
4       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 13 июля 2009, в понедельник, в 10:48. С того момента...

1335
просмотров
0 добавлений в избранное
1 комментарий

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Война на продажу

Автор: Роман
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Частные армии как мировой мейнстрим.

Первые из ныне действующих частных военных кампаний возникли ещё в годы холодной войны. При этом руководство США, Великобритании, Израиля, ЮАР, мягко говоря, не возражало против их создания (точнее, прямо способствовало данному процессу). ЧВК можно было поручить наиболее грязную работу (типа свержения законных правительств или организации террористических групп), а в случае провала откреститься от них под предлогом того, что действовали коммерческие структуры.

Спрос на услуги ЧВК постепенно рос. В третьем мире возникла масса «несостоявшихся стран», правительства которых с удовольствием прибегали к услугам частных структур, являвшихся настоящими профессиональными армиями. Их использовали и как собственно армии (по прямому назначению), и для подготовки национальных военных кадров. Нанимали ЧВК также и действовавшие в этих неспокойных странах ТНК, поскольку им требовалась надёжная охрана.

После окончания холодной войны спрос на услуги ЧВК стал ещё выше, при этом в связи с обвальным сокращением ВС как на Западе, так и на Востоке произошёл взрывной рост предложения, на рынок труда вышло множество уволенных военнослужащих, очень значительная часть которых искала применение своему опыту, если данная работа хорошо оплачивалась. Это были как раз те люди, которые в своё время шли в армию по призванию.

 

К середине 2000-х число ЧВК (речь идёт о компаниях, предоставляющих именно военные услуги, а не занимающихся тыловым обеспечением) превысило сотню, численность их сотрудников достигла 2 млн человек, суммарная рыночная капитализация превысила 20 млрд долларов, а объём предоставляемых услуг составил, по разным данным, от 60 до 180 млрд долларов в год. Наиболее известные и крупные ЧВК — Hulliburton, Blackwater, DynCorp, Logicon, Brown & Root, MPRI, Control Risks, Bechtel, ArmorGroup, Erinys, Sandline International, International Defense and Security. Их услуги становятся всё более разнообразными. Они занимаются разминированием, охраняют важные объекты, организуют доставку разного рода грузов, разрабатывают планы военного строительства государств и боевого применения их армий (так, MPRI занималась подготовкой ВС Хорватии, которые осенью 1995 года разгромили и ликвидировали Сербскую Краину). В связи с этим нанимателями для ЧВК порой становятся официальные международные организации, включая ООН.

Услуги ЧВК тем более востребованы в ситуации, когда большинство западных армий совершенно не готовы вести операции, подразумевающие серьёзные потери. А вот «частники», стремясь минимизировать издержки, с потерями не считаются. Эти потери не включаются в официальную статистику стран, что очень удобно с пропагандистской точки зрения (ведь регулярные армии потерь не несут, гибнут сотрудники частных компаний). Причём в составе ЧВК служат граждане и тех стран, которые официально в войне не участвуют и даже осуждают её. Например, значительное количество наёмников из Германии воюет в Ираке в рядах американских и английских ЧВК, хотя руководство Германии было и остаётся одним из основных противников этой войны.

 

Вообще многие ЧВК стремятся набирать в свой состав иностранцев. При этом предпочтение часто отдаётся гражданам стран Восточной Европы и бывшего СССР, а также развивающихся стран, поскольку они, отличаясь хорошим уровнем подготовки, готовы воевать за меньшие деньги, чем граждане западных стран, чья зарплата в зонах конфликтов может достигать 20 тыс. долларов в месяц. Содержание наёмника обходится примерно в 10 раз дороже, чем военнослужащего регулярной армии.

Однако тот факт, что государственное руководство не несёт формальной ответственности ни за потери ЧВК, ни за преступления, совершаемые их сотрудниками, ведёт ко всё более широкому их задействованию в войнах вместе с регулярными армиями либо вместо них, дороговизна отходит на второй план. Так, в Ираке задействовано более 400 ЧВК, суммарная численность их персонала превышает 200 тыс. человек, то есть больше, чем в войсках США и их союзников. Аналогично потери этих структур как минимум не меньше, чем у регулярных армий, но в официальной статистике они не учитываются. При этом ЧВК постоянно становятся участниками разного рода скандалов, поскольку их сотрудники ведут себя по отношению к мирному населению гораздо более жестоко, чем официальные военнослужащие (в Ираке в этом плане особенно «прославилась» Blackwater). В качестве вопиющего примера можно привести недавний инцидент в Кандагаре, где боевики одной из американских ЧВК силой освободили своего коллегу, задержанного полицией, при этом было убито девять афганских полицейских, включая начальника полиции Кандагара.

Кроме собственно войны (включая услуги по разминированию и по военному планированию), ЧВК берут на себя всё больше вспомогательных функций. Это все виды тылового обеспечения (включая, например, приготовление пищи для военнослужащих и уборку казарм), инженерное обеспечение, аэродромное обслуживание, транспортные услуги. В последнее время новой сферой деятельности ЧВК стала разведка (ещё лет десять назад представить себе такое было практически невозможно). Так, фирмы — разработчики БПЛА «Предатор» и «Глобал Хок», активно применяемых американцами в Ираке и Афганистане, полностью занимаются их обслуживанием и управлением, в том числе непосредственно в боевой обстановке. Офицер ВС лишь ставит общую задачу. Другие ЧВК занимаются сбором и анализом информации о террористических группировках (в том числе через интернет), предоставляют для ВС услуги переводчиков с восточных языков.

И постепенно количество перешло в качество. Недавно Пентагон обнаружил, что ВС США уже в принципе не могут функционировать без частных компаний, без них нельзя провести даже ограниченную военную операцию. Например, выяснилось, что подвоз ГСМ для группировки ВС в Ираке приватизирован на 100%. Когда-то предполагалось, что привлечение частников приведёт к экономии средств военного бюджета. Сейчас очевидно, что ситуация обратная, их услуги обходятся гораздо дороже, чем если бы ВС выполняли их своими силами. Но, видимо, уже поздно. Процесс принял необратимый характер.

Запад расплачивается за нежелание воевать в ситуации, когда количество военных угроз не только не уменьшилось, но даже увеличилось (хотя сами угрозы существенно видоизменились по сравнению с временами холодной войны). Форсированное сокращение армий и пацифизация того, что от армий осталось, неадекватно реальной геополитической ситуации. Вакуум естественным образом начинают заполнять частники. Кроме того, данная тенденция хорошо вписывается в процесс глобализации и разгосударствления всего, что можно и чего нельзя. Роль государств всё больше размывается, их место начинают занимать корпорации в широком смысле этого слова. Военную сферу данный процесс также не обошёл стороной.

Последствия складывающейся тенденции «приватизации войны» оценить пока сложно. Есть смутные подозрения, что они могут оказаться очень неожиданными. И крайне неприятными.

Автор: Александр Храмчихин

Источник: chaskor.ru

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии  — 1


Валерий Ушаков   8 г. назад

С юридической позиции частная армия - это бандформироние. Все силовые ведомства обязаны принимать присягу. В России клянуться свято соблюдать конституцию, сущность которой определяет абсолютное право человека на жизнь, что соотвествует гражданско-правовым презумпциям знания права, разумности и добросовестности. Только тот, кто владеет знанием абсолютного права на жизнь разумен и имееть право применять оружие.


Ответить
Сообщение:
Пожалуйста, подождите!
Комментарий: