Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 13 февраля 2008, в среду, в 15:58. С того момента...

765
просмотров
1 добавление в избранное
1 комментарий

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

К вопросу о национальной идее

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Призрак бродит по планете. Призрак коммунизма. Бродит он вот уже полтораста лет, но реальных очертаний не обретает. Так и остается призраком

Призрак бродит по планете. Призрак коммунизма. Бродит он вот уже полтораста лет, но реальных очертаний не обретает. Так и остается призраком.
Призрак коммунизма удивительно живуч. Сейчас он все больше посещает развивающиеся страны, в которых вдруг появляется одиозный лидер, желающий въехать в коммунизм на измученной кобыле буржуазной революции. Один из последних оголтелых всадников - Уго Чавес, обалдевший от нефтяного богатства своей страны и ни сном, ни духом не ведающий о том, что такое коммунизм.

Впрочем, об этом не знает, или благополучно забыл и Геннадий Андреевич Зюганов, считающий себя лидером российских коммунистов. Автору этих строк довелось побеседовать с ним в Госдуме, в кабинете комлидера. На прямой вопрос о том, что такое коммунизм, Геннадий Андреевич стал говорить об общественной собственности на средства производства, о диктатуре пролетариата и прочей шелухе, которая к коммунизму имеет самое опосредованное отношение, а на самом деле не имеет вовсе. Берусь доказать это.

Кабы не довелось мне поучиться в аспирантуре Института философии и права Сибирского отделения академии наук, так и считал бы я коммунизм общественной собственностью на средства производства. Но там мне объяснили, что на самом деле коммунизм есть всего лишь общественной строй, в котором уже реализован принцип распределения по потребностям. Т.е. от каждого по способностям - каждому по потребностям. Найдите мне дурака, который отказался бы жить при таком строе!
Другое дело, каким образом этот строй реализован, как туда попасть? Вот тут-то теоретики и начинают придумывать высокое самосознание масс, отказ от роскоши, общественную собственность на средства производства, и уж совсем от бессилия - такую гнусную вешь, как диктатуру пролетариата. История показала, что все это чушь, никакими диктатурами в коммунизм не загонишь. Более того, придумали, что социализм - первая фаза коммунизма. Между тем, социализм, по определению, общественный строй, в котором УЖЕ реализован принцип распределения по труду. От каждого по способностям - каждому по труду. То, что это совершенная утопия - не трудно увидеть. Абсолютно точное нормирование и учет труда невозможны даже при коллективном сколачивании гробов. Я уж не говорю про труд научный или, скажем, административный. К каждому рабочему приставить по счетоводу еще, кажется, можно. Но вот сколько их нужно вокруг писателя или главного конструктора, не скажет никто.

Оставим социализм. Вернемся к коммунизму, не зря же бродит призрак.

Итак, что же это за строй такой, в котором человек может работать, а может и не работать, а только потреблять? Первая мысль, которая приходит в голову - это очень богатое общество. Но говорить о богатстве нужно очень осторожно. Что сейчас в нашем понимании богатство? Загородная вилла, роскошная квартира, Лексус или Хаммер, с легкими чертами катафалка? Заметьте, о мобильном телефоне, да что там, даже о коммуникаторе, о персональном компьютере я уже и не говорю. А десять лет назад сказал бы.
Вот сейчас передо мною на площади валяется пластиковая бутылка из-под фанты. Мусор. А тридцать лет назад хозяйка подобрала бы ее, хвалилась ею перед соседками и служила бы эта бутылка в хозяйстве не один год. Технологии стремительно делают нас богаче. Марксу и Энгельсу этого невозможно было заметить на заре машинного производства, слишком медленным был прогресс, а нам можно. Не прошло и десятка лет с тех пор, как я приобрел свой первый дорогущий модем, чтобы включиться в какую-то сеть со своего IBM PC XT. Это было чудом - послать самому себе письмо по электронной почте и почти мгновенно получить его, зная, что прошло оно полмира, через Брюссель и Канаду, и вернулось с отметкой Европейского центра пересылки электронной почты. Теперь же Интернет так прочно вошел в мою жизнь, что стал ее необходимым элементом. Мы стремительно богатеем. И так же стремительно умнеем. То, что объем мозга современного человека не увеличился по сравнению с римским гладиатором, вовсе не показатель. Стремительно увеличивается другой показатель - часть мозга которую мы используем. Количество информации для принятия решения не идет ни в какое сравнение с теми объемами, которыми оперировали наши отцы и деды.
Тем не менее, в социальном плане мало что меняется. Все так же есть богатые и бедные, миллиардеры и нищие. Все дело в том, что меняется структура потребностей. Нищие сейчас гораздо более богаты, чем те, что довольствовались корочкой хлеба. Изменились и потребности среднего класса.
Так стали ли мы ближе к коммунизму? Вопрос спорный. Учитывая то, как стремительно меняются потребности человека - вряд ли. А вот если посмотреть на самого человека, то тут следует задуматься. Общество не только богатеет, оно становится гуманнее. А гуманизм, вообще говоря, противоречит законам эволюции, где выживает сильнейший. Один из примеров - отмена смертной  казни, как метода наказания. Впрочем, наказанием смертная казнь никогда и не была. Наказание предполагает дальнейшее исправление поведения провинившегося. Смерть же наказуемого - не более, чем назидание другим.
Значит, с одной стороны, законы эволюции, с другой - гуманизм. Гуманизм распространяется не только на отмену смертной казни. Это и бескорыстная помощь родственникам и близким. Помошь просто незнакомым людям, но только в том случае, когда сам ты достаточно благополучен.

В 1994 году приехали мы в Душанбе. И в первый же день поняли, что по сравнению с местными жителями баснословно богаты. Тогда там в ходу были исключительно российские деньги. Проезд в троллейбусе стоил 10 копеек. А у нас самой мелкой купюрой водилась только синенькая сторублевка. Когда я попытался расплатиться ею за группу из 8 человек, кондуктор наотрез отказался принять купюру. У него не было сдачи. Мы заявили, что сдачи не нужно, но денег он так и не взял.

Там же, в Душанбе, относительно благополучная русская женщина торговала на улице косметикой. Оказалось, что муж ее был военным, умер, а ей приходится торговать, получая за это гроши. Мы тут же скупили весь ее товар. За 500 рублей, которые для нас были ничем. А потом вернули ей все, что купили, и дали еще 10 тысяч. Женщина плакала. Она попала в коммунизм.

Попробуйте мысленно перенести в наше время средневекового человека с его простыми потребностями и он скажет с полной уверенностью, что попал в коммунизм. Наверное и Маркс не сразу разберется куда попал, затащи мы его в наше время. А помните советских женщин, которые на заре перестройки попадали в заграничные супермаркеты? Одни кричали, что коммунизм там давно построен, а некоторые просто сходили с ума.

Коммунизм в отдельно взятой благополучной семье тоже, по большому счету, построен. Принцип - от каждого по способностям, каждому по потребностям - основа нормальной семьи. Осталось распространить его на все общество. Казалось бы, богатейте, и все придет. Сложившийся сейчас в России строй не запрещает этого. Конечно, богатеть трудно. Но на то и труд, чтобы преодолевать трудности. Но далеко ли до коммунизма?

Итак, с одной стороны - рынок, с другой - гуманизм. Но ведь растущий гуманизм вовсе не предполагает отмену жестких законов рынка. Закон единства и борьбы противоположностей - закон диалектики - отменить невозможно. Одна надежда - на потребности. О том, чтобы их ограничить, разговору нет. Именно потребности и есть двигатель прогресса. Но, может быть, как-то изменится их структура? Возможна ли замена оплаты труда на "спасибо"?  Ограничатся ли потребности Хаммерами, виллами, яхтами и самолетами, или перейдут в более изощренную область? Бурное развитие технологий производства предполагает изменение условий труда. В конце концов человечество откажется от метлы, топора и даже станка. Вожделения избранных перейдут в сферу выбора, например, особо интеллектуальной работы. Главными предметами торговли станут престижные рабочие места, тоже например. Но это уже из области научной фантастики. Одно можно прогнозировать с определенностью: дефицит, по-прежнему, будет, но это будет дефицит, совсем не похожий на тот, что есть сейчас. Останутся и богатые, и бедные, но богатство будет измеряться совсем другими категориями. Будут счастливые и несчастные. Но взглянув на тех несчастных глазами даже современных счастливчиков, можно будет с досадой и завистью произнести: "Нам бы ваши заботы!"

Вообще говоря, картина складывается не то, чтобы безрадостная, но, во всяком случае, без манны небесной. Ясно только одно: жить легче не станет никогда. Но то, что жить будет интереснее, - это я вам гарантирую.

На правильном ли мы пути? Безусловно. Только дурак не заметит, как бурно развивается наша страна. Мы оказались прямо между жерновами жестоких рыночных отношений, которые, как это ни парадоксально, сделали нас богаче и человечнее. Успех страны и каждого ее гражданина зависит только от того, насколько он в силах удержаться в стремнине капитализма - слова, которое мы не любим просто по привычке. Изменится способ производства - изменится и название общественного строя. Например, на смену капитализму придет интеллектуализм. А на самом деле это будет нормальная и бурная река эволюции.
Так что, подтяните ремни, стисните зубы - и добро пожаловать в эволюцию. Есть и другая рекомендация: умерьте ваши потребности до шалаша в лесу и двух корочек хлеба в день. Социальные службы вас не только прокормят, но даже оденут и обуют. Ну, и считайте, что живете в коммунизме.

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии  — 1


Валерий Ушаков   9 г. назад

Слона то он и не заметил. О разумной парадигме конституционного курса России образца 1993 года не знает. Валерий Ушаков

Ответить
Сообщение:
Пожалуйста, подождите!
Комментарий: