Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 29 марта 2009, в воскресенье, в 18:37. С того момента...

838
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:







Top 5 àвтора:

Можно ли из "жигулей" сделать "Форд" или "Рено"

Автор: Павел
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

В понедельник премьер-министр Владимир Путин приезжает на Волжский автомобильный завод в Тольятти. Правительство всеми силами пытается спасти отечественный автопром. Зачем?

Все только и делали, что ухмылялись и подмигивали мне:

- Ну что, ты купил себе «Ладу Приору»? - Легкую издевку никто даже и не думал скрывать. Так коллеги встречали меня, когда я вернулся из командировки с АвтоВАЗа.

- Нет, - отвечал я и чуть слышно добавлял: - Но купил бы. А про себя уже шептал: «при определенных условиях». Что это за условия - я крепко и навсегда уяснил, когда нелегально побывал на вазовском сборочном конвейере (официально туда журналистов не пускают). Я был увиденным, как бы это мягче сказать, удивлен…

ДОЛГИ И ЛЮДИ

Немного цифр, чтобы читатель имел представление о том, что такое АвтоВАЗ и почему с ним так заботливо возится государство. Словно это какой-нибудь непутевый и оттого еще более любимый старший сын нашей своеобразной экономики.

Итак, каждая третья машина в России - дело рук вазовских рабочих. И даже в Москве из почти трех с половиной миллионов авто чуть более миллиона - «Жигули». На заводе трудятся более 100 тысяч человек. Целый город! А вообще к АвтоВАЗу то или иное отношение (центры продаж, мастерские с сервисом) имеет более полумиллиона трудоспособных россиян по всей стране. А если к ним приплюсовать металлургов, которые для ВАЗа металл отливают, производителей резины, пластика, стекла? Сдохни завод - эта армия потерявших доходы людей никому «спасибо» не скажет.

В прошлом году АвтоВАЗ продал более 600 тысяч машин в России и еще 100 тысяч за рубежом. Самая ближайшая по числу продаж иномарка (и то российской сборки) - «Форд Фокус» (продано чуть более 90 тысяч штук). При этом сейчас у завода долгов на 36 млрд. рублей. И 60% активов завода заложено в банках. Из-за кризиса продажи вазовских машин с начала года упали на треть. Склады затарены нераспроданными авто - 90 новеньких машин. На днях руководство АвтоВАЗа взмолилось: государство, дайте нам 26 млрд. руб., иначе заводу крышка! При этом ВАЗ истратил 2,5 млн. евро на гонки в Бразилии, а месячная зарплата топ-менеджеров, по некоторым сведениям, доходит до 70 тысяч евро.

ВМЕСТО РАБОТЫ - САМОГОН

Пресс-секретарь президента АвтоВАЗа Бориса Алешина Наташа была сурова и непреклонна:

- Журналистам нельзя на завод!

- А чего вы боитесь? - удивился я.

- Вы будете всякие вопросы задавать, будоражить рабочих. А обстановка напряженная, - недружелюбно объясняла девушка.

- Но я же и так встречусь с рабочими, не на заводе, так на проходной, - не понимал я смысла запрета. В ответ Наташа устало вздохнула:

- Этого я вам запретить не могу. - И в последовавшей паузе прочиталось: ну как вы, журналисты, достали, лезете и лезете…

…С заводским фрезеровщиком, 20-летним Пашей, мы сидим в крохотной кухне квартиры его родителей. Типовая квартира типовой панельки, которыми застроен 40-летний город Тольятти. Уродливая архитектура развитого совка тунгусским метеоритом врубилась в красивейшие волжские леса и жигулевские холмы.

Паша уже вторую неделю в вынужденном отпуске. Получает две трети от зарплаты, ничего особо не делает и пьет самогонку бабушкиного производства.

- Для меня такой отпуск - нормально, - говорит Паша, разливая по рюмкам 50 градусов тепла. - Я вот учиться собираюсь.

Завод с января работает по облегченной схеме. Неполная рабочая неделя, сокращенная смена. И зарплата, урезанная до двух третей.

- До нового года у меня максимум тыщ 16 выходило в месяц, сейчас - 9, это при том, что на работу я не хожу. - Паша закусывает хрустящим огурчиком и не парится по поводу своего вынужденного отпуска. - Да и не особо сейчас хочется…

- Чего ж ты так пренебрежительно… - подобревший я от деревенского самогона неожиданно для себя вступился за завод.

- А ты сам сходи, посмотри и все поймешь. - Паша отодвинул рюмку и словно прожженный картежник щелкнул по столу пластиком, будто это был козырный туз, а не электронный пропуск на завод. - Внешне мы с тобой не очень похожи, но на фото в пропуске никто и не смотрит.

ХОРОШАЯ МАШИНА «ЛАДА ПРИОРА»

Сам я езжу на попавшей под государственную опалу праворукой японской машине (напомню, правительство, поддерживая отечественный автопром, ввело такие заградительные пошлины, что везти в нашу страну подержанные авто стало занятием бессмысленным). И скажу честно - других машин не признаю. Вот смотрите. Моей ласточке - 10 лет. Самое страшное, что с ней было по части самостоятельных поломок - прогнил радиатор. Поэтому для меня всегда было загадкой, почему внутри вазовских машин через год пробега все начинает дребезжать и скрипеть, а после 18 тысяч км - пора менять различные агрегаты.

Разве так можно машины делать?

Можно. Иногда молотком, а иногда с матерком.

- Вот, бл…, а если так, - мимо меня металлическими лебедями плывут по конвейеру кузова Лады «Самара». У сборщика не получается что-то вкрутить в панель, но вот небольшое усилие, бабах и деталь встала на место. Под дном другого кузова копошится еще один сборщик, и в руке у него молоток. Сомневаюсь, что в этом есть какой-то криминал, наверное, молоток используют, когда и иномарки собирают. Но все равно как-то жутковато выглядит это оружие пролетариата рядом с высокотехнологичным продуктом.

- Мужики, я с вами покурю? - присаживаюсь за длинный стол. Такие столы с пепельницами стоят вдоль всего конвейера. Мужики сидят группами, дымят, разговоры ведут, заводчанки чаи гоняют. - Чего не работаете-то?

- А чего работать-то? - получаю вопросом на вопрос. - Видишь, конвейер еле-еле идет. Тут не только покурить успеешь, успеешь и свадьбу сыграть, - заржали мужики.

Завод работает в вполсилы, зачем гнать потоком машины, когда с начала года покупать их стали на треть меньше? Продать бы, что в 2008-м наделали…

- Мне рассказывали, что вы тут от безделья пьянствуете, в карты режетесь, - гляжу в трезвые глаза работяг.

- Врут, - хитро улыбаются мужики. - Спирт - это деталь. А когда завод стоит, кто ж нам эту деталь выдаст?

- Ну сейчас-то конвейер идет, - не унимаюсь.

- Это он по капельке идет, - отвечают, - а с капельки разве напьешься?

Так и разговорились.

- Знаешь, когда самые плохие машины с конвейера выходят? В день зарплаты. Вот сколько нам платят - на столько мы и собираем, - недовольствовали мужики.

- Я вот раньше до 20 тысяч мог заколотить, - говорит молодой парнишка. - А сейчас на следующий день после получки у меня остается 500 рэ. За машину кредит отдал, за холодильник и телевизор кредит отдал - вот и все, кончились деньги.

Я даже не стал его спрашивать, зачем он столько кредитов понабрал. Сам такой же… Да полстраны таких же!

- Ну когда нормально получали, неужели машины лучше собирали? - не верю я в теорию работяг о том, что во всем все виноваты только деньги.

И тут мне рассказали что-то вроде заводской байки.

- Как-то приехал к нам на завод один крупный дилер из Германии и говорит, - самый старший в компании перекурщиков сделал театральную паузу. - Хорошая у вас машина «Лада Приора»! У нас в стране среди экспортных машин - она на третьем месте по продажам. А ему не верят - как так, спрашивают? А он в ответ: есть, правда, маленький нюанс - из 1000 с лишним деталей, что в машине, - 300 мы меняем на бошевские (Bosh - крупный западный концерн, производящий запчасти к разным авто. - Авт.). А так машина очень хорошая!

Я хотел было рассмеяться, но что-то меня остановило. Наверное, лица сборщиков. Они были не то чтобы грустными. Они были с каким-то обреченным выражением. Как будто работяги заглянули в бездну, а бездна в ответ заглянула им в глаза. Мне даже показалось, что они сами для себя вдруг поняли, почему машины их сборки такие, какими получаются.

К слову, вокруг АвтоВАЗа полно сервисов, где тебе с удовольствием сразу после покупки машины могут отечественные запчасти заменить на импортные. Правда, удовольствие это, естественно, не из дешевых. Проще, наверное, сразу иномарку купить. Но это как-то нелепо - покупать в Тольятти заграничную машину. Хотя иномарочных салонов в городе немало, и на фоне шмыгающих туда-сюда «Жигулей» они смотрятся неожиданно. Ну как если бы Эйфелева башня вдруг оказалась рядом с храмом Христа Спасителя.

А КАК ЖИВУТ БАНДИТЫ?

АвтоВАЗ - завод, производящий не только машины, но и легенды. Что первым делом приходит на ум, когда говоришь: «Жигули», Тольятти? Ага, бандиты. Шатаясь по заводу, я пытался разглядеть, где же он, этот легендарный, почти мифический тольяттинский гангстер? Приставал к рабочим, как бы между делом интересуясь, а что у вас с криминалом. А с криминалом на заводе сейчас - как по всей стране. Был бандит заводской - стал депутат областной. Если раньше просто воровали, то теперь ни-ни. Теперь на все про все есть договор, скрепленный печатями: деньги получили - товар отгрузили. Конечно же, по заводу ходят рассказы, что как тырили - так и продолжают тырить, мол, по четвергам запчасти эшелонами налево уходят. Но даже самые ярые противники нынешнего руководства завода признают - порядка стало больше.

- Как живут тольяттинские бандиты в кризис? Так вы сами у них и спросите! - передо мной глава одной крупной тольяттинской телефонной компании, а заодно и поставщик некоторых запчастей на АвтоВАЗ Владимир Ягутян.

К нему в кабинет я попал странным образом. Не в том смысле, что наша встреча была случайной. Ягутян - бывший вице-мэр Тольятти, работал при главе города Сергее Жилкине (в минувшем ноябре Жилкина зарезали). Мне рекомендовали с ним поговорить, как с человеком, «знающим ситуацию», да и вообще авторитетным в городе бизнесменом.

…Это на самом деле выглядело странным. Дело происходило в одном из банков Тольятти. Секретарша попросила следовать за ней. Она шагнула за дверь, над которой висела табличка с именем другого человека, не Ягутяна. Заходим - здоровый кабинет, с большим совещательным столом, за отдельным, начальственным, столом сидел мужчина. Я уж хотел было направиться к нему, но заметил, что секретарша делает мне знаки, мол, не туда, за мной иди! И ведет меня к незаметной двери в стене за спиной у мужчины. За дверью - крохотный кабинетик и человек, одетый дорого, но скромно.

- Я вас жду, - деловито говорит Владимир Ягутян.

Я хотел было спросить, а кто же в том большом кабинете? Потому как на ум пришел зиц-председатель Фунт из «Золотого теленка». Но колючий взгляд Ягутяна подсказал мне, что вопрос будет неуместным (обратно я выходил еще смешнее - в том большом кабинете шла какая-то деловая встреча и люди, судя по всему, не знавшие о секретном кабинете, провожали меня недоуменным взглядом, я же на всякий случай делал вид, что все происходящее - в порядке вещей).

- АвтоВАЗ должен нам деньги за запчасти, - говорит бизнесмен. - С поставщиками они предлагают рассчитываться своими векселями - долговыми расписками. Но что нам с ними делать - это же бумажки?! А нам нужны деньги.

- Ну а если из-за кризиса завод в убытках, откуда у него деньги возьмутся?

- Ходят слухи, что АвтоВАЗ уже получил первый транш помощи от государства - 3,5 млрд. рублей - и перевел все средства в валюту, - намекает Ягутян, откуда могут взяться средства. (Правда, позже эта информация не подтвердилась. Завод пока что не получил от государства ни копейки. - Авт.).

- Если смотреть с точки зрения бизнесмена, то, по-хорошему, завод надо закрыть, - рассуждает бизнесмен Ягутян. - И строить рядом новое предприятие. По всем современным технологиям. Ведь, по сути, что такое АвтоВАЗ? Это реликтовое предприятие, нигде в мире больше нет такого. Чтобы внутри одного завода старались сделать замкнутый цикл производства. Во всем мире автозаводы - это так называемая отверточная сборка машин. Все остальное делают другие предприятия. Которые могут деталь выплавить и получше, и подешевле, станки отремонтировать получше и подешевле.

Правда, потом со мной заговорил уже не бизнесмен, а бывший политик, хоть и авторитетный:

- Но закрыть завод - это значит, по сути, уволить с работы 700-тысячный город. Сами знаете, что тогда случится.

ХОЧУ «ЖИГУЛИ»?

Знаю. И логика того, что делает власть, пытаясь спасти наш автопром, вполне очевидна. Вот только как бы так сделать, чтобы я и миллионы других россиян, предпочитающих «Ладам» иномарки, были бы с ней не только согласны, но и довольны? Скажете, это невозможно? Ну почему же… Вот мой манифест (всего два пункта) под названием: «Продам иномарку и пересяду на «Жигули», если…»

1. ...будет пример. Все, с самого верха до самого низа, наши чиновники пересаживаются на отечественные авто. Хорошо, пусть даже это будут иномарки, но отечественной сборки. Вот, смотрите, как в Индии. Там все, абсолютно все чиновники ездят на страшненьких машинах, сделанных индийским аналогом нашего АвтоВАЗа Tata Motors.

2. ...детали в машине не станут сыпаться через год после пробега. Ставьте иностранные. Да, они гораздо дороже. Ну так снизьте издержки при производстве, сократите зарплаты топ-менеджерам, исчисляющиеся сотнями тысяч евро в год. Ведь мы сейчас живем, по сути, в военное время. И если хотите, чтобы народ в едином порыве, как в Великую Отечественную, шел в атаку, то извольте, чтобы в атаку ходили и командиры. Ну как это и было в Великую Отечественную.

 

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Президент АвтоВАЗа Борис Алешин: «Я не подтверждаю, что наши топ-менеджеры получают безумные деньги»

- Так есть ли увольнения на заводе? Вот министр здравоохранения и соцразвития Татьяна Голикова говорила о том, что вы сократите более 3000 человек…

- Здесь не совсем верная трактовка происходящего. Речь идет о выводе этих людей с баланса АвтоВАЗа. При этом они не теряют работу, а переходят на другое предприятие.

- Почему завод в долгах? Ведь вы же занимаетесь производством?

- Да потому что все деньги в товаре. А товар сейчас продается медленнее, чем раньше. Вот и образовался долг.

- Это правда, что топ-менеджеры АвтоВАЗа получают 20 - 70 тысяч евро?

- У нас около 370 человек в руководстве работают по контракту. Я не подтверждаю, что эти люди получают какие-то безумные деньги. Но что это за деньги, я говорить не уполномочен, потому как не я вводил такую систему оплаты, а акционеры.

- То есть от вас зарплаты не зависят?

- Не совсем так. Конечно же, контрактные условия зависят от меня. Но в некоторых случаях контракты я подписываю по поручению акционеров. При этом контракт состоит из фиксированной и переменной части. Вот эту переменную часть с ноября месяца никто из менеджеров не получает. Более того постоянную составляющую зарплаты мы тоже сократили до двух третей, как у всех на заводе.

- А зачем вам тратить на гонки в Бразилии 2,5 млн. евро, если компания в долгах?

- Эти гонки важны нам с точки зрения маркетинга. Это гонка автозаводов. Даже «Дженерал Моторс», находящийся не первый год в тяжелой ситуации, не отказался от участия в гонках. Мы сократили многие расходы и максимально сконцентрировались на одной точке, которая дает нам масштабное продвижение и завода, и бренда. Мы получаем рекламу на весь мир.

- Вас часто критикуют за раздутый штат руководства компании, вот скажите, зачем вам 28 вице-президентов?

- Это мировая практика. Для подобных крупных предприятий 28 вице-президентов - нормальное число. У нас их, кстати, не 28, а 26. Ну вы только представьте: может ли один или два-три человека управлять 100-тысячным предприятием?

- Хорошо, но зачем АвтоВАЗ раз за разом повышает цены на машины?

- Выросла себестоимость производства. А наша рентабельность в нынешней экономической ситуации практически равна нулю.

- Погодите, но ведь металлы дешевеют, нефть упала в цене, по идее себестоимость производства должна снизиться?

- Дело в том, мы не закупаем металл на один день или неделю. У нас все контракты - на длительный период. И их нельзя переписать в мгновенье. И вторую половину минувшего года мы работали на дорогом сырье. Ты не можешь это в одну секунду изменить. Хотя сейчас мы меняем формулу ценообразования сырья, которая будет привязана к мировым ценам на ресурсы.

- То есть по идее производство машин станет дешевле и цены можно будет снизить?

- Не совсем так. Вы забываете про импортные запчасти, которые мы устанавливаем в машины. Вся электроника у нас абсолютно импортная. Из-за девальвации рубля импортные запчасти подорожали на 30 - 40%. Плюс рост процентов по кредитам. Все это учитывается в стоимости авто.

- А вы сами на чем ездите?

- В Тольятти я езжу на «Шевроле Нива». В Москве - на другой машине… У нас все руководство завода ездит на машинах, произведенных на нашем заводе.

 

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Депутат Госдумы Валерий ДРАГАНОВ:

- Сейчас все ждут, получит ли АвтоВАЗ 26 млрд. руб. госпомощи или нет. Говорят, что это не поможет. А я считаю - напротив. Мне кажется, что проданные примерно 30 000 тех же машин «ВАЗ» в феврале 2009 года - серьезный аргумент и что при оказании помощи продажи будут расти.

Не будем забывать, что все эти месяцы дилеры ниже обычного уплачивали авансовые платежи. Но если правительство РФ выдаст АвтоВАЗу 26 млрд. руб., оно будет вправе потребовать снижения издержек до 40 - 50% от этой суммы. Я думаю, что и на АвтоВАЗе, и на других отечественных предприятиях, и также на зарубежных резервы для этого есть.

 

Источник: Комсомольская правда

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: