Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 2 июня 2010, в среду, в 11:21. С того момента...

602
просмотра
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Станет ли платным школьное образование?

Автор: Александр
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Директор Института проблем глобализации ответил на вопросы обозревателя "КП" Евгения Черных.

Директор Института проблем глобализации ответил на вопросы обозревателя "КП" Евгения Черных. Несмотря на бодрые заверения чиновников, все мы, поневоле пользующиеся бюджетной сферой, автоматически попадаем в зону чудовищного риска, заявил директор Института проблем глобализации в эфире радио "Комсомольская правда" (97.2FM)

- Закон о реформе бюджетной сферы еще не вступил в силу, но вызвал уже массу слухов и в печати, и в народе. Все так запутано! Можете внести ясность, Михаил Геннадьевич?

- У нас законы пишут так же, как пенсии рассчитывают. С моей точки зрения, пенсии специально запутываются, чтобы никто сам не мог посчитать, что ему полагается, чтобы люди отчаивались и не приставали к государству с неприятными вопросами. То же самое и с законами. В Госдуме есть специальная лингвистическая комиссия, которая следит за чистотой русского языка законопроектов. Такое ощущение, что она следит наоборот. Потому что законы пишутся на таком языке, который даже я, вполне подкованный чиновник с чистым стажем госслужбы около 10 лет понимаю только после третьего, а то и четвертого прочтения. И, поняв смысл закона, весьма часто начинаю жалеть о том, что его понял.

- У вас стаж не просто госслужбы, а службы в высших коридорах власти. При президенте, премьерах, вице-премьерах России. И если уж вы не сразу понимаете?!

- Это не русский язык, это черт знает что. Государство должно установить, что любой закон должен быть понятен человеку, имеющему среднее школьное образование. Надо тестировать если десятикласснику непонятно какое-то место в законе, он должен возвращаться в редакционную комиссию, дорабатываться там и, пока десятикласснику не будет понятно все, никакого закона не будет. Так вот, этот закон достаточно скверный. У него есть лишь одно достоинство.

- Как он называется, кстати?

- Название, как обычно, бессмысленное, призванное замаскировать, скрыть от россиян смысл. Смысл закона - реформа бюджетных организаций, всех, без исключения. И слово "реформа" здесь абсолютно уместно мы все знаем, что на современном русском языке оно означает "уничтожение", это практически синонимы. Этот закон, по сути, об уничтожении бюджетной сферы России. Единственный плюс - его разработчики из "Единой России" вспомнили, что у нас будут выборы парламента и президента, и перенесли реализацию этого закона на полтора года если сначала срок завершения так называемого "переходного периода" был 1 января 2011 года, то в окончательном варианте - 1 июля 2012 года. Но отсрочить кошмар - не значит отменить его. Характерно, что этот закон несколько раз откладывался, а потом его приняли в авральном порядке, буквально за три недели. Причем, очень забавно, что "штатный оппозиционер Его Величества" господин Миронов сам бурно протестовал, а одобрение закона Советом Федерации организовал без сучка, без задоринки.

- Народ напуган. Были звонки родителей в редакцию, что скоро у нас бесплатными будут в школе только русский язык и математика. Мол, так говорят учителя. Это на самом деле так?

- Во многих школах так говорится. Это не исключение, это скорее правило. На самом деле никаких подзаконных актов пока не разработано, и вопрос открыт. Мы можем, конечно, ссылаться на слова президента Медведева, который торжественно дал гарантии того, что - цитирую - "никакого перехода к платному образованию не предполагается и из закона не вытекает, остаются прежние нормы предоставления образовательных услуг". Однако эти слова он произнес в беседе с министром образования Фурсенко, добросовестность и профессионализм которого общеизвестны. И что выкинет гражданин Фурсенко, спрогнозировать нельзя. Единый государственный экзамен воспитывает людей, которые не способны даже воспринимать информацию. Реформа образования, насколько можно судить, направлена на превращение следующего поколения россиян в каких-то одноклеточных. Правда, они абсолютно благополучны, абсолютно довольны и счастливы; у них, как у наркоманов вне периода ломки, все хорошо. Возвращаясь к заявлениям президента главный вопрос в том, что понимать под образованием. Нам вполне могут заявить, что образование - это бесплатные русский язык, арифметика и закон божий, учащий покорности, а все остальное будет за деньги.

Граница между платным и бесплатным образованием еще не определена, но практически не вызывает сомнений, что в начальной школе, например, музыка и изобразительное искусство будут платными.

А ведь многие предметы, например, астрономия, нужны не для непосредственного овладения той или иной профессией, а для развития культуры и мировоззрения. А действительно зачем вам, господа, астрономия, когда вы можете себе выбрать основы той или иной религии? На этом предмете ведь вашим детям будут совсем другое говорить про то, как устроен мир и откуда он взялся. Или взять биологию не так много выпускников идет в биологи.

Значит, можно допустить, что государство сочтет эти предметы нужными не всем, и разрешит за обучение им забирать у родителей деньги.

- Как здорово, что нас с вами, Михаил Геннадьевич, это не коснется. Мы учились в бесплатной советской школе. Будь она платной, возможно, мы не сидели бы сейчас в радиостудии "Комсомольской правды". Да и вузы были еще бесплатными. Наоборот, нормальную стипендию платили.

- Понятно, что эти изменения в образовании непосредственно ударят не по нам, а по нашим детям. Но мы с этими людьми будем сталкиваться, мы от них не спрячемся, а когда часть из них станет инженерами, мы получим волну техногенных катастроф и будем погибать в них уже не потому, что где-то кто-то что-то украл, а потому, что жертвы реформы образования часто неспособны даже адекватно реагировать на окружающий мир.

Если рассмотреть официальную мотивацию разработчиков - она вполне рациональна. Бюджетная сфера финансируется по сметам, что неэффективно у руководителей бюджетных организаций нет стимула экономить деньги, контроль за качеством их деятельности отсутствует, бюджетные организации не заинтересованы в решении действительно стоящих перед обществом задач. Многие бюджетные учреждения финансируются просто по привычке или из-за личных симпатий какого-то высокопоставленного бюрократа.

Всё это правда. Но вводимый "новый порядок" в бюджетной сфере никак не направлен на исцеление этих язв бюджетной сферы, на которые его разработчики указывают вполне справедливо.

Действенного контроля качества и стимулов к экономии денег как не было, так и нет. Позитивных мер всего две открытая публикация отчетности всех бюджетных учреждений и сохранение у них тех денег, которые они не успели потратить за год. Но о необходимости этого все кричат криком еще со времен Советского Союза. И это прекрасно можно сделать без всякой реформы, без коренной ломки всей бюджетной системы.

Практическое содержание реформы заключается в выделении из бюджетной сферы органов госуправления и специфических структур вроде психиатрических лечебниц, которые зарабатывать деньги не могут и не должны. Они остаются казенными учреждениями если они вдруг как-то заработали деньги, эти деньги уходят в бюджет. Это справедливо, нормально. Но вся остальная бюджетная сфера переводится, по сути дела, на госзаказ государство отказывается от финансирования бюджетных учреждений как таковых и начинает оплачивать лишь предоставление ими определенного и очень строго ограниченного набора услуг в рамках так называемого государственного задания.

- По идее, госзаказ - вещь хорошая. Еще с советских времен говорили нужен госзаказ!

- Госзаказ понятен. Если государству что-то нужно, оно за это платит. Если ему нужно 50 инженеров, оно оплачивает вузам подготовку 50 инженеров, а остальные пусть хоть уборщицами работают.

Но, помимо платы за конкретный результат, надо финансировать еще и инфраструктуру бюджетных организаций. Например, в год пуска нового энергоблока на атомной электростанции нужно резко увеличить количество "выходящих в жизнь" инженеров, просто чтоб было кому этот энергоблок обслуживать. И, условно говоря, вместо обычных 10 инженеров нужно в этот год подготовить 100. А в следующие годы, когда не будут пускать новые энергоблоки, нужно готовить по-прежнему, например, по 10 инженеров. Потребность ведь всегда неравномерна по годам.

Если мы финансируем только госзадание, без бюджетной инфраструктуры, то что получается? В обычный год государству нужно 10 инженеров - значит, под этих 10 инженеров - и только под них! - оно финансирует помещения, преподавательский состав, оборудование. Соответственно, ректор вуза избавляется от всех "излишков" увольняет преподавателей - их не на что содержать, сдает в аренду помещения, распродает оборудование. Кстати, бюджетная потребность может быть такая маленькая, что ее невозможно, нерентабельно выполнить. Скажем, если государству по какой-то специальности нужен 1 специалист в год, ни один вуз не сможет на выделяемые под одного человека деньги содержать преподавателей, необходимых для его подготовки. И вот бюджетная инфраструктура вуза, как сейчас говорят, "оптимизирована", то есть доведена до минимума, до уровня, нужного для подготовки 10 человек. А потом государство приходит и говорит, что в следующем году ему надо уже 100 инженеров. А их просто физически уже нельзя подготовить бюджетная инфраструктура давно умерла, и тема просто закрыта.

- А вы не утрируете, Михаил Геннадьевич?

- Естественно, я утрирую. Колебаний потребности в 10 раз за один год не будет. Но колебания в полтора раза будут по многим направлениям. Просто представьте себе, что правительство решит выполнить собственные заявления и восстановить, например, гражданское авиастроение. Это значит, что государству понадобятся инженеры и рабочие. Рабочих, допустим, можно готовить в ПТУ; восстановить их систему за 2-3 года, наверное, можно. Для подготовки инженеров нужны вузы, в первую очередь МАИ, который пока их еще готовит. А вот через пять лет в рамках обсуждаемой системы инженеры для авиазаводов будут готовиться только для ВПК и для "Боинга".

И когда кто-нибудь скажет, что государству нужны специалисты для производства гражданских самолетов - над ним просто посмеются. Их неоткуда будет взять и негде будет готовить, потому что соответствующая бюджетная инфраструктура данным законом будет попросту уничтожена как "лишняя".

Все это очень серьезно!

Реформа бюджетных учреждений резко сокращает бюджетную сферу и, соответственно, расширяет сферу рынка. Это полностью соответствует логике либерального фундаментализма, и есть лишь одна маленькая проблема сама эта либеральная логика полностью несовместима с самим существованием нормального человеческого общества.

Главная, принципиальная проблема заключается в ускоренном атрофировании, отмирании бюджетной системы. Поддержание инфраструктуры бюджетных организаций с расчетом на будущие потребности не будет осуществляться просто потому, что Минфин всегда склонен к сокращению расходов, к экономии средств. Далее серьезная проблема связана с тем, что эта реформа в любом случае будет расширять платность бюджетной сферы.

- Чтобы этим учреждениям выживать.

- Да. Представим себе, что завтра президент скажет я не хочу, чтобы меня подставили, поэтому среднее образование, как было бесплатным, так оно и будет всегда, пока я президент. Но сколько он еще будет президент? Максимум еще 8 лет два года этого срока и шесть следующего, а потом все может быть изменено.

А с другой стороны, есть масса других сфер, в которых президент ничего не обещал здравоохранение, детские сады, музеи. Эти сферы нужны для того, чтобы человек был здоровым и культурным эти качества обеспечивают высокую производительность и высокую эффективность.

Увеличение платной части бюджетной сферы в стране, где более 75% населения искусственно удерживается в бедности, означает, что значительная часть бюджетной сферы станет недоступной для населения. Допустим, президент спасет среднее образование от действия подписанного им самим закона. А детские сады? А здравоохранение? Это же легко делается. Какой-то клерк переставляет запятую в ведомственном документе, и Вы, придя в поликлинику, обнаруживаете, что бесплатно в рамках обязательного медицинского страхования можете только назвать свою фамилию, а все остальное, пожалуйста, за деньги.

А культура? О ней, скорее всего, просто забудут - как почти забыли при обсуждении закона, и это реальная проблема.

Реформа бюджетных учреждений, по-видимому, означает новый виток дебилизации нашего населения. Мы с Вами можем сколько угодно радоваться, что успели окончить школу и в целом получить образование в Советском Союзе, где учили не только бесплатно, но и на совесть, и нынешние реформы - беда уже не наша, а наших детей и внуков. Но мы с ними потом ведь будем сталкиваться на улицах, в подворотнях, на рабочих местах, где многие сидят и ничего не понимают не потому, что от природы такие глупые, а потому, что они закончили либерально отреформированную школу и либерально отреформированный вуз, да еще и с красным дипломом.

Понятно, что при расширении доли платности бюджетной сферы падает уровень жизни. Совсем недавно, 20 лет назад мы платили чисто символические деньги за жизненно необходимые блага - хлеб, детское питание, детскую одежду (да, она была некрасивой, но качественной и очень дешевой), жилищно-коммунальные услуги, лекарства и прочее. Потому что платить за них - это практически платить за жизнь. Сейчас мы за это платим безумные деньги, потому что монополисты безнаказанно злоупотребляют своим положением, а нам некуда деваться жить без этих товаров и услуг нельзя. Точно также нельзя выжить и без бюджетной сферы - и там тоже уже развертываются колоссальные злоупотребления монопольным положением, которые тысячекратно усилятся после очередной либеральной реформы.

Такими темпами либеральная клептократия скоро заставит нас платить за право пользования воздухом. Это не шутка воздух вырабатывается лесами, а леса в рамках Лесного кодекса передаются в частную собственность. Если частная собственность производит какой-то продукт, а я его потребляю, почему это я потребляю продукт чужой частной собственности бесплатно? По сути, это воровство, и либералы, если события будут развиваться по-прежнему, заставят нас платить и за воздух.

Принципиален вопрос о приватизации отреформированных бюджетных организаций. Закон ограничивает величину займов бюджетной организации, ограничивает долю поступающего в коммерческий оборот имущества, личную ответственность их руководителя. Однако этого недостаточно, и в результате закон предоставляет огромные возможности для разного рода махинаций. Возникает ощущение, что он именно для осуществления махинаций и создавался.

Например, возможности руководителя бюджетной организации ограничены. Но вдвоем с регулирующим его чиновником они могут все без исключения. В результате реформа бюджетной сферы оказывается, по сути, специфической формой ее бесплатной приватизации, что недопустимо. Там же предусмотрена процедура банкротства.

- Поликлиники, школы, детские сады?

- Напрямую недвижимость продавать нельзя. Но закон создает многочисленные коллизии и в какую сторону они решатся - неизвестно; скорее всего, это будет решаться в каждой ситуации отдельно, в зависимости от влиятельности заинтересованных лиц. Очень интересная сфера - "особо ценное" движимое имущество, то есть имущество, без которого бюджетные организации не смогут выполнять государственные задания. Определение этого "особо ценного" имущества - почва для феерических злоупотреблений. Например, есть музей, а в нем висит сто ценнейших картин. Если вместо ста останется пятьдесят, музей все равно останется великим. Получается, половину картин можно будет не признать "особо ценными" и легко продать кому угодно - и мы их больше не увидим. Следующая проблема, тоже музейная огромные запасники. Значительную часть находящихся в них сокровищ мы никогда не увидим. Например, на Тайване есть музей китайской культуры, куда гоминдановцы вывезли все исторические сокровища с материка. Экспозиция полностью сменяется каждые три месяца, она обновляется уже лет тридцать и до сих пор представлена еще далеко не полностью.

У нас ситуация похожа в запасниках Третьяковки, Эрмитажа, Русского музея есть вещи, которые просто из-за ограниченности мест не покажут никогда. Признать то, что обречено на нахождение в запасниках, "особо ценным" имуществом нельзя даже теоретически, потому что они не будут выставлены в основной экспозиции. Это значит, что их можно распродавать по личному произволу руководителя бюджетной организации. С другой стороны, является ли особо ценным имущество вуза, например, столы и стулья? Конечно же, нет. И его можно закладывать. И, если вуз вдруг не сможет расплатиться с долгами, это имущество будет забрано за долги. А как учить детей пусть даже с оборудованием, но без столов и стульев в аудитории? Да никак. И бюджетное заведение не сможет выполнять свои обязанности даже без имущества, которое не может быть признано "особо ценным".

Другой пример из той же серии поликлиника. "Особо ценное" имущество - оборудование шестьдесят забытого года выпуска, на недвижимость никто не посягает - допустим, эта поликлиника находится в непривлекательном месте. Никто не будет устраивать банкротство, никто не будет использовать коллизии, заботливо проработанные для рейдеров разработчиками закона. Но возникли финансовые трудности - и все не "особо ценное" имущество поликлиники ушло за долги. Вы приходите в эту поликлинику - и вам негде присесть. А рентгеновского аппарата даже в Москве, как вы хорошо знаете, люди часто ждут часами.

Посмотрим с другой стороны у врача восьмичасовой рабочий день. Он что, на люстре будет висеть? Кстати, люстру тоже могут отобрать как не "особо ценное" имущество. Далее в любой московской поликлинике в регистратуре работают пожилые женщины. И у них не будет на чем сидеть и на чем писать.

Здесь я не утрирую у граждан РФ, которые не могут из-за бедности оплатить квартиру или обслуживать кредит, весьма часто описывают последний стул и последний телевизор, и судебные приставы у них это отбирают и выкидывают из квартир.Вот на "Остров фантазий", где живут министры, либералы и другие "хозяева жизни", судебные приставы не полезут никогда, а соседний поселок "Речник", где живут обычные люди, они зачистят и дома разрушат чуть ли не вместе с жителями. Без вопросов это слепая машина. Есть кому сопротивляться - она будет давать сбой, нет кому сопротивляться - все будет зачищено.

В результате все мы, поневоле пользующиеся бюджетной сферой, автоматически ставимся законом об ее реформе в зону чудовищного риска. А что будет, если региональный бюджет в силу нарастающего социально-экономического кризиса не сможет оплатить государственное задание собственным бюджетным учреждениям? У нас даже федеральный бюджет и даже оборонке задерживает финансирование уже выполненного госзаказа на многие месяцы. И предприятия ходят с протянутой рукой месяцами - и это исключительно влиятельная оборонка! А куда может обратиться бюджетный сектор? Да никуда. Бюджетный сектор вынужден отвечать по своим обязательствам, как коммерческое предприятие, и через три месяца, когда им, может, обещанные деньги и дадут, давать их может оказаться уже некому.

Для регионов, в которых нет нефтяных и металлургических компаний, это актуально там кризис, в отличие от Москвы, не ослабел, а во многих и усугубляется. И вот, например, Тюменская область, которая в следующем году лишится денег от нефтяных и газовых месторождений Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, может подумать и решить, что больницы содержать она еще в силах, а вот библиотеки - уже нет. Или решит это потом, пообещав библиотекам финансирование, а потом обнаружив, что денег на них нет. И что?Не будет у нас этих библиотек? Существенно, что в законе о реформе бюджетных организаций огромное количество вопросов не проработано вообще.

Специально довольно подробно прописаны вещи, связанные с банкротством, потому что многие бюджетные предприятия находятся в "сладких" местах, и уже на них точат зубы.

А вопросы, о которых мы сейчас говорим, скорее всего, игнорируются законом не специально, а из-за специфической мотивации реформаторов, которым глубоко безразлична судьба терзаемого ими общества они, насколько можно понять, заняты личным обогащением, а судьба тех, за счет кого это личное обогащение осуществляется, их просто не волнует. Перед войной немецкие фашисты сознавали, что им нужно сделать русских рабами и дебилами, и осознанно, четко и подробно прорабатывали, как именно им с нами это делать. Но выяснятся, что, если ни к чему подлому специально не стремиться, а просто желать наживы любой ценой, то результат оказывается вполне аналогичным самым страшным осознанным подлостям.

Никогда не забуду кадры хроники на площади Грозного во времена Дудаева висел плакат "Русские, не уезжайте - нам нужны рабы". Когда я читал закон о реформе бюджетных организаций, у меня перед глазами встал этот плакат. Потому что этот закон создает предпосылки для превращения россиян в нацию рабов и дебилов.

И, наконец, важнейшим направлением либеральных реформ 2000-х годов было создание целой категории бизнеса, паразитирующего на социальных расходах бюджета. В результате сегодня, когда нам говорят об увеличении расходов на социальные нужды, мы не знаем, на что идут эти деньги действительно на социальные расходы или же на увеличение прибыли паразитирующего на них бизнеса, обычно связанного с либеральными чиновниками-реформаторами.

Реформа бюджетных организаций насильственно и противоестественно превращает в предпринимателей руководителей этих организаций, являющихся некоммерческими по своей природе. В результате паразитирующий на социальных расходах государства бизнес резко расширяется за счет руководителей бюджетных учреждений.

- Объясните конкретно, Михаил Геннадьевич.

- Примером деятельности такого бизнеса является дополнительное лекарственное обеспечение. Когда в рамках монетизации льгот стали на бюджетные деньги закупать дополнительные категории лекарств, выяснилось, что количество допущенных к этому фирм сжалось, как шагреневая кожа, а цены, по которым они закупают лекарства, оказались примерно в полтора раза выше рыночных цен.

- Но руководство лекарственное попало на скамью подсудимых.

- Попал Фонд обязательного медицинского страхования. Но я описываю ситуацию полугодовой давности, когда все уже сидят и все вроде бы исправлено,и все равно наблюдается такой безумный разрыв. Но главное, что правила игры не меняются. Это как рядовых гаишников сажать. Можно заниматься этим хоть до победы коммунизма или капитализма. Но, если у него зарплата такая, что на нее семью прокормить нельзя, а наверх надо постоянно отстегивать "дань" - он будет вас грабить, чтобы выжить. А человек нравственный туда просто не пойдет. Либеральная реформа бюджетных организаций объективно направлена на создание условий, несовместимых с нормальной жизнью общества.

- А как на славном Западе с этими бюджетными организациями?

- На Западе по-разному. Но, если там вздумают государственный музей переводить на самофинансирование - проблемы у авторов этой идеи начнутся сразу. Но главное - у них другое бюджетное устройство общества. Там и местные бюджеты имеют вполне достаточные для нормальной жизни деньги. У нас же почти все деньги сконцентрированы в федеральном бюджете. Регионам, по сути, достается милостыня, а местные бюджеты вообще сидят хронически без денег. Так прописано в законах и бюджетах для обеспечения покорности чтобы с регионами и местными властями можно было делать все, что угодно. Все деньги отбираются у регионов в центр, который потом, по сути, раздает милостыню. В развитых странах не так - они потому и являются развитыми. Там регион и местные органы могут, как правило, спокойно финансировать свою бюджетную сферу. Хотя и там есть существенные проблемы. Например, говоря о платном здравоохранении, нужно понимать, что в Америке огромная часть общества из-за бедности не имеет доступа к здравоохранению вообще. И сейчас этот доступ расширяют.

- Потому Обама так бьется за реформу медицинского страхования, и все не может ее пробить!

- Обама великий человек, он понял, что американский средний класс начал нищать, начал лишаться способности покупать коммерческие страховки, и пошел за ним, предоставляя ему государственную медицинскую страховку. Раньше средний класс считал это затратами для себя, но теперь, в силу своего обнищания, все больше сознает, что это уже не столько его затраты по помощи бедным, сколько его собственная социальная защита. Советская бюджетная сфера была лучшей в мире, несмотря на неэффективность и затратность. И ее нужно не уничтожать, обеспечивая деградацию всего общества - ее надо подкорректировать.

Сейчас признано, например, что советская система школьного образования была лучшей в мире, поэтому ее и уничтожают, превращая наших детей в идиотов. В этом нет ничего приятного даже для бюрократии. Вот Вам, например, приятно руководить идиотами? Мне - нет. Политику государства сегодня определяет большой слой так называемой "оффшорной аристократии", которая уже не только активы, но и семьи держит на Западе, которая рассматривает Россию, как вахтовую территорию. Им плевать, что здесь будет происходить.

Между тем должен отметить, что дебилизация тех или иных обществ обычно кончается плохо. В частности, когда начинают создавать проблемы для культурного человека, он сначала долго терпит, а потом протестует достаточно тактично и мягко. А как реагируют на подавление себя люди не очень культурные - мы видим в Киргизии. Оно нам надо? Тормозов там практически нет.

Руководить культурными людьми не только приятнее и эффективнее, потому что культурные люди могут в космос летать, а некультурные только землю копать. Руководить культурными людьми еще и намного безопаснее. Даже если с Вами случится самое скверное, Вас в тюрьму посадят, как в Швейцарии какой-нибудь. А если Вы руководите некультурными людьми - Вас в аналогичной ситуации разорвут на части.

Простой пример, свидетельствующий о рисках отношений с, по-видимому, не очень культурными людьми наши моряки поймали сомалийских пиратов и торжественно повезли их на суд. Что случилось потом? Сомалийских пиратов больше нет. В официальной версии - их в трехстах милях от берега посадили в лодку без навигационного оборудования и послали на фиг. На верную смерть им бензина не хватит доплыть, да они и не будут знать, куда им плыть.

Похоже, пиратов в эту лодку сажали уже дети отреформированной системы образования, просто не понимающие смысла своих действий - или, как минимум, своих заявлений.

В бою с этими пиратами можно было делать все, что угодно - и, думаю, тотальное уничтожение покусившихся на Россию пиратов является единственным способом, доступным их восприятию. Но после захвата, по дороге на суд с ними уже поздно было что бы то ни было делать. Если же эта история сложнее, как часто говорят, и пираты погибли в бою, тогда альтернативную культурную одаренность продемонстрировали разнокалиберные чиновные препараторы этой истории, создав неприемлемые риски для государства и, по сути, оклеветав моряков. И последнее желающие править рабами плохо знают историю. Если Вы плохо управляете рабами, Ваша жизнь будет насыщенной, но короткой. А люди, разработавшие закон о реформе бюджетных учреждений, не способны хорошо управлять никем и ничем. Данный закон - прямая и явная угроза не только национальной, но и государственной безопасности Российской Федерации. Говорю это как человек, защищавший диссертацию именно по вопросам безопасности - и, как такой человек, я просто не понимаю, почему на этот закон не наложено вето.

Spb.kp.ru - Евгений ЧЕРНЫХ, Радио "Комсомольская правда"

Источник: Станет ли платным школьное образование?

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: