Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 5 декабря 2009, в субботу, в 21:03. С того момента...

699
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Ортодоксальная доктрина о путях распространения христианства

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Ортодоксальная доктрина о путях распространения христианства сформулированная в Евангелии от Матфея, на русской почве не сработала, формальный акт крещения, столь важный в глазах миссионеров, не затронул.

 Былинный эпос, восходящий к киевскому периоду, никогда не застает князя Владимира за молитвой, но неизменно за пирами богатырскими. Прекрасную зарисовку повседневной жизни князей и дружины содержит «Слово о полку Игореве». Если исключить две фразы в завершающей части «Слова», то о христианстве на Руси XII в. мы не почерпнем из него ровно никаких сведений - как будто его и нет вовсе. Не знают князья своего покровителя Георгия, не призывает Ярославна ни деву Марию, ни Параскеву Пятницу, не являются Святославу Киевскому во сне ни София - Премудрость божия, ни один из «светильников» христианского пантеона. Вряд ли все это можно объяснить художественным замыслом автора: летописные известия киевского периода ясно говорят о том, что христианские ценности были для большинства князей чистой формальностью. Крестоцелования, которыми укреплялись клятвы, нарушались с отменной легкостью. В пылу междоусобной борьбы князь-победитель расправлялся не только с дружиной побежденного, но и разорял церкви, рассматривая их не более как амбары для хранения ценного имущества. Так, в 1177 г. князь Глеб Рязанский, воюя около Владимира, «много бо зла створи церкви Боголюбьской... ту церковь повеле выбивше двери разграбити с погаными... и многы церкви запали огнем».

Горожане уклонялись от посещения церквей, особенно в дни больших языческих празднеств, от таких необходимых для христиан обрядов, как венчание, крещение детей. Социальное давление, конечно, оказывало свое действие: прихожан удавалось собрать в церковь, но здесь они развлекались тем, что, не стесняясь святостью места, рисовали на оштукатуренных стенах карикатуры, писали все, что угодно, вплоть до нецензурных стихов и ругательств, а то и вырубали понравившиеся куски фресок. В домашний быт горожан этого времени элементы христианства еще не проникли; летописец определил это явление краткой, но выразительной фразой: «Словом на-рицающеся хрестьяни, а поганьскы живуще».

Количество примеров можно значительно увеличить, но зададимся вопросами: наступило ли такое время, когда русские феодалы осознали себя христианами, и если да, то когда произошел перелом, о котором мы можем объективно   судить  сегодня   по   сохранившимся  памятникам?

На эти вопросы наиболее ясный и убедительный ответ дала археология. По всему пути монголо-татарского погрома 1237 - 1241 гг. в старых русских городах найдено много кладов, содержащих золотые и серебряные уборы княгинь и боярынь - диадемы, колты, браслеты. По характеру символики все изделия распадаются на две категории: более древние несут изображения птиц - сиринов, грифонов, симарглов, идеограммы (условные изображения) воды, солнца, растительности - полная языческая номенклатура. Но с начала XIII в. символический язык резко меняется: на вещах этого времени появляются де-исусный чин, Иисус Христос, различные святые. Процесс, происходивший на рубеже XII -XIII вв., при всей его стихийности есть основания связывать с переломом в мировоззрении. Следовательно, временем фактического принятия христианства господствующим классом Руси, вероятно, был конец XII - начало XIII в.

Отражение процесса христианизации русских феодалов можно видеть в изменениях архитектурного облика храмов. В течение первых двух веков христианства иконография церковного здания (византийская в основе) не претерпела существенных изменений. Интересные новшества появляются лишь во 2-й половине XII в.: это постройка Андрея Боголюбского - храм Покрова на Нерли (1165), стены которого украшены каменной резьбой. Этот прием с особой силой использован в убранстве дворцовой Димитриевской церкви (1197). Зодчество Владимиро-Суздальской Руси данного периода считается созвучным общеевропейскому романскому стилю. Образы романской пластики происходят из языческих культов: романский стиль являет собой своеобразный мост между язычеством и христианством - с его помощью вчерашние язычники обживали христианскую постройку.

Более чем вероятно, первые христиане в посадах русских городов появились еще в киевский период (так, в Киеве в XII в. известны 4 посадские церкви), что, однако, никак не повлияло на религиозное мировоззрение городских низов. Язычествующии посад просматривается в летописных сообщениях, касающихся солнечных затмений: глядя на уменьшающийся диск Солнца, «его же неве-гласи глаголют снедаему сущу», то есть верят в пожирание Солнца змеем; посадский человек-язычник открыто мог встать на защиту своего жреца - волхва.

Социальное расслоение посада и непрерывное давление феодальной культуры, идущее из «града», были теми постоянно действующими факторами, которые исподволь притягивали население посада к церкви. Но особым, мощным фактором, ускорившим процесс христианизации и обозначившим тот рубеж, на котором посад резко заявил о своей приверженности к христианству, стало монголо-татарское нашествие. Его воздействие на русское общество сказалось прежде всего в сплочении всех патриотических сил. Потребность в сплочении вела к христианизации через проповедь всеобщего братства во Христе. И вот на листах летописей появляются известия, свидетельствующие о том, что христианские символы стали реальной ценностью для городского люда: под 1255 г.- «целоваша святую Богородицю меншии, како стати всем - либо живот, либо смерть за правды новгородьскую, за свою отчину», под 1259 г.- «умрем честно за святую Софью» и т. д.

На почве городского посада возник целый ряд значительных явлений духовной культуры, которые предстают результатами творческого подхода к христианской идеологии и символике или оцениваются как следствия овладения культурой господствующего класса; происхождение этих явлений либо достоверно имело место во 2-й половине XIII в., либо тяготеет к этому времени. Среди них выдвижение живых носителей христианской идеи, такой, как она понималась городскими низами,- так называемых юродивых. Русской церковью канонизировано 17 юродивых, самым ранним из них считается Прокопий Устюжский, умерший приблизительно в 1303 г.

Посадскими ремесленниками были переосмыслены функции некоторых христианских святых греческого происхождения. Так, строители («каменосечцы») Флор и Лавр стали покровителями коней, ветхозаветный пророк Илия сделался заместителем языческого громовержца Перуна. В области архитектуры искания посада вылились в создание типа небольшой приходской церкви; в это же время строились и деревянные церкви, увенчанные шатровой кровлей (первая известная - Успенская церковь Великого Устюга, 1290). Для оценки значения этого новшества следует учесть, что культовое сооружение с шатровым покрытием типологически восходит к языческому капищу. Именно это направление в зодчестве посадского периода может считаться важнейшим: такие церкви строились и действовали, хотя и не были официально разрешены. Их было воздвигнуто много, к концу XV в. они составляли массовое явление, определяя архитектурный

ансамбль   посадов,- это   фактически   было   заявкой   на новый архитектурный стиль.

На годы активного сопротивления монголо-татарским захватчикам приходятся два значительных вклада в народную культуру, связанные с творчеством посада. Первый касается вехи в развитии свадебного обряда - включение в него чина тысяцкого. В это же время формируется жанр былины, что было результатом переработки героических сказаний киевского периода. Таким образом, временем принятия христианства городскими низами, по-видимому, была 2-я половина XIII в.

 

Источник: Отражение процесса христианизации

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий:
В тèму:

Cтатей на эту тему пока нет.