Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 2 февраля 2011, в среду, в 16:38. С того момента...

1254
просмотра
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Инновации и черви

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Впервые в истории России знак качества «21 век» получен был на одной из выставок именно на биомассу дождевого червя. Потому что дождевые черви у нас не простые. Они называются «старатель».

Бог создал червя, а червь - почву

Татьяна Федяева: Сегодня в студию мы пригласили Сергея Степановича Конина председателя совета некоммерческого партнёрства «Экопродукт» и лидера движения «Малая родина». Здравствуйте!

Сергей Конин: Здравствуйте! Да, есть такая общественная организация и достаточно большую историю имеет.

Татьяна Федяева : Есть произведение, которое называется «Зима тревоги нашей». Я бы сказала: весна тревоги нашей наступила. Потому что мы сейчас вспоминаем жаркое лето прошлого года, пожары... Где-то были наводнения. И сейчас думаем: «А что будет этим летом и как жить так, чтобы себя обеспечить, подстраховаться». Правильно?

 

Сергей Конин: Правильно. Мы также вспоминаем слова президента, когда он сказал: «Мало посадок».

Татьяна Федяева: Так вот, вы занимаетесь экопродуктами, ведёте очень большую просветительскую работу. Перед тем как придти в студию я зашла в интернет и набрала слова «дождевые черви». И первое выскочило green-pik.ru. То есть, название вашей организации.

Сергей Конин: Мы делим первое место с википедией. Или мы, или они. Меняемся каждый день.

Татьяна Федяева: Набираю «Экопродукт» и опять вы. Набираю «Малая родина» и опять! Давайте как раз об этом.

Сергей Конин: Я всё-таки хотел бы немножко поправить общую концепцию - мы занимаемся экологией. Решаем вопросы прикладной экологии. Т.е., пытаемся практически реализовать такую стратегию, чтобы на стол человека - нашего потребителя - попадали только чистые продукты. Идём мы через земледелие, через самые современные технологии и, как известно, этот путь лежит через инновации. Экология и инновации - это предмет нашей работы. Мы начали заниматься инновациями задолго до того, как это было провозглашено политическим руководством. Это говорит о том, что, очевидно, в России созрели какие-то творческие силы, которые были замечены. В том числе наш скромный вклад здесь тоже есть.

Татьяна Федяева: Это очень интересно. Всегда, когда слышишь слова инновация или модернизация, представляешь какие-то машины и механизмы, а у вас черви, земля, почва. Как-то неожиданно.

Сергей Конин: Я приведу простой пример. Есть страны, такие, как, например Израиль, в которых за последние-25 лет производительность труда в сельском хозяйстве выросла в 28 раз! Есть страны, которые встали на путь исправления по отношению к природе, т.е., в них бурно развиваются экологическое земледелие и производство чистых продуктов. Например, в Европе лидирует Германия. Хотя вы знаете, что цели Евросоюза подправлены. Теперь это не только устойчивое развитие территории, но звучит так: устойчивое экологичное развитие территории.

Татьяна Федяева: Какие хорошие слова. Но мы приходим в магазин, покупаем продукты, покупаем яблоки, которые не портятся, их черви не едят кстати.

Сергей Конин: Не едят. И не заставите их. Потому что у них рецепторы более чувствительны, чем у человека. Вы знаете, что при Советском Союзе были ГОСТы, направленные на изучение качества продуктов. Была задача как-то стандартизировать это качество и удержать на определённом и достаточно высоком уровне (сегодня соответствие еще тем, советским ГОСТам - лучшая реклама). А в это время на Западе изучали рецепторы человека, пределы возможностей восприятия. Поэтому мясо красят, рыбу красят. Дают всякие добавки, которые приводят человека в состояния вожделения этого продукта. При этом потребитель не понимает, что, на самом деле, это чистый обман. Сегодня сою легко выдают за мясо с помощью этих самых хитрых технологий!

Но в это же время параллельно и бурно развивается второе направление.  Это производство чистых продуктов. Без обмана. Когда вся цепочка от производителя до потребителя прозрачна, и потребитель знает, с какого поля овощи, и номер этого поля может посмотреть где-то, и видит, как это попадает на его стол. Т.е., если ответить на ваш вопрос, я могу сказать так: если мы хотим получать чистый продукт, а в магазине покупаем генномодифицированные или продукты, выращенные на огромном количестве минеральных удобрений, - это говорит о том, что существует заговор против потребителя. И целью этого заговора является кошелёк каждого из нас.

Татьяна Федяева: Т.е. никто не отменял борьбу за рынки сбыта. То, что мы учили в своё время в школе -  это до сих пор всё актуально, и мы это проверяем на собственной практике. И если я покупаю польские яблоки...

Сергей Конин: Значит, в Польше поляк справил свадьбу, купил машину и построил дом. Вот и всё. И это будет неизбежно. Кстати, вы затронули такой вопрос чувствительный. Были мы в городе Мичуринске, небольшую экспедицию делали. Ведь это центр селекции и выращивания отечественных яблок. Ну и вообще Черноземье. Именно тамбовский чернозем является эталоном. И вот представляете: заходим в магазин, видим яблоки. Написано: яблоки импортные. Зелёные, твёрдые как дерево. Спрашиваем: «А где яблоки местных производителей?». Они говорят: «Идите на рынок». Мы приходим на рынок и видим - бабушки продают красивые, пахучие, просто изумительные яблоки. Очень вкусные. Но вместо этого нам сети предлагают жуткий продукт иностранного производства. Причем мало того, что его не едят черви, как вы говорите, но его же и бактерии не едят! Т.е. фактически, наверное, оно и переваривается плохо в организме. Поэтому получить оттуда витамины, (нам же как всегда говорят: потребляйте больше овощей, фруктов, ягод - там витамины), но их там на порядок меньше, в 10 раз, как минимум, чем нам нужно, чем мы привыкли в природе получать. По этому переход на экологическое земледелие - это единственный путь, для того, что бы вернуться к идее сохранения здоровья человека и вообще к реализации этого проекта, у которого есть и серьезный экономический аспект.

Татьяна Федяева: Я знаю, что ваши партнёры, которые производят экологически чистую продукцию, пытались пройти в сетевые магазины. Им сказали: цена вопроса, цена билета входного...

Сергей Конин: Ну, пока это, конечно, никому не удаётся. Вспомним, что в Москве был такой замечательный проект, назывался «Рыжая тыква», он тоже не пошёл именно потому, что связь между производителем и потребителем через магазин на сегодняшний день в России реализовать никто не может. Исходя из этого, возвращаясь к вашему разговору об интернете, хочу сказать, что мы делаем ставку сегодня именно на интернет. Мы надеемся, что между производителем и потребителем не будет посредника. Т.е. мы эту корзину чистых продуктов можем поставить на стол потребителя с безумной скоростью.

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, мы это кто? Это вы, живущие в городе Коврове? Или мы, живущие в Улан-Удэ, Ижевске, других городах?

Сергей Конин: Мы создали партнёрство, цель которого объединить усилия всех производителей чистых продуктов. При этом не рассматриваем только продукты питания. Эта тема идёт от экологического земледелия, мы идём от земли. Потому что двенадцать лет занимаемся этим вопросом, и только благодаря упорному труду вышли на лидирующие позиции в этой теме. Экологическое земледелие, производство чистых продуктов, причем исключительного качества - вот наша работа, задача на будущее для страны. Только такие продукты востребованы на рынке сегодня. А далее идёт что?! Ведь проблема: есть экодом. Надо сегодня этот проект реализовать. И проектный институт, который входит в нашу организацию, он занимается сегодня проектированием экодома, в том числе и для экологического туризма и для зелёного сельского туризма. Т.е. мы охватываем всю цепочку, связанную с чистыми продуктами, включая, так называемые, экопарки.

Татьяна Федяева: Как интересно. Я бы провела такую параллель: есть такой смешной закон, который называется «закон попутной пользы» - если ты моешь ноги, хочешь или не хочешь, но при этом вымоешь руки. Начинаешь заниматься земледелием - хочешь или не хочешь, но выйдешь на экодом. Выйдешь на экодом, значит выйдешь на производство строительных материалов. Так или нет?

Сергей Конин: Это неизбежно, потому что мы исходим из потребностей человека. Человеку нужно сегодня не просто иметь жильё, но он желает как можно больше экономить, например, на том же отоплении. А экодом начинается с проекта «тепловая крепость».

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, пока «крепость» не трогаем. Давайте о земле поговорим.

Сергей Конин: Давайте. Это очень важно.

Татьяна Федяева: Вы стали одними из немногих в России, кто производит на экспорт продукцию, и эта продукция абсолютно уникальная -  черви.

Сергей Конин: Да, мы производим на экспорт продукт - дождевые черви, именно как продукт. Кстати, впервые в истории России знак качества «21 век» получен был на одной из выставок именно на биомассу дождевого червя. Потому что дождевые черви у нас не простые. Они называются «старатель». И эти дождевые черви сегодня фактически вытеснили с территории России чужака, т.е. красного, калифорнийского гибрида! Никто не может достоверно показать, где он остался. Более тысячи человек и компаний прошли обучение у нас в центре за последние 10 лет. И эти люди культивируют дождевого червя «старатель», которого, кстати, и вывел наш отечественный ученый Анатолий Михайлович Игонин. И известно место, где он брал популяцию. Это посёлок Боголюбово Владимирской области и в Чуйской долине, откуда профессор Морев привез своему другу Игонину вторую популяцию. И благодаря тому, что они скрестили именно отдалённые линии одного вида червя, и был получен «старатель». На сегодняшний день, это пока непревзойдённая культура. Удивительно ещё то, что черви являются идеальным сельскохозяйственным животным. Кстати, они учитываются на балансе предприятия как животные на откорме.

Татьяна Федяева: Потрясающе. Т.е. корова или, допустим, баран на откорме - это понятно, но черви на откорме?!

Сергей Конин: Баран не является идеальным животным, как и корова. Почему черви являются идеальным животным?! Потому что, во-первых, они не болеют; не являются переносчиками болезней человека, животных и птиц; они обеззараживают почву; им не нужен свет... Хотелось бы досказать, почему они идеальны.  Черви не вырождаются и у них фантастическая плодовитость. Имея одного червя, вы можете получать в год полторы тысячи потомства. Кроме того черви, в отличие от других животных, являются гермафродитами, т.е. каждый из них приносит потомство. Представляете, какое чудо заключено в этом маленьком животном?! Есть такая пословица: «Бог создал червя, а червь создал почву».

Если бы не черви, не было бы вот этого всего, что нас окружает. Потому что именно черви перерабатывают постоянно органические отходы и превращают их в некий продукт, который называется копролит. И за него идёт борьба растений всегда, за этот копролит. Потому что в нём и есть плодородие. И не зря в России прошли две международные конференции, которые назывались «Дождевые черви и плодородие почвы». Представьте себе, что порядка 35 стран участвовало в этих конференциях! Значит, это все не просто так!

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, нас слушают разные люди, в том числе и горожане. Им какой интерес от того, что червь хорошо размножается?

Сергей Конин: Горожане должны знать, что без дождевого червя нет биогумуса. А без биогумуса не может быть сегодня экологического земледелия. И когда они покупают огурцы, выращенные в Индии, расфасованные в России, и на пакете написано экопродукт - это конечно обман. Надо знать историю происхождения каждого продукта. И благодаря интернету мы сейчас выстраиваем систему, по которой продвижение товара от семечка, или так называемой меристемной культуры, абсолютно наглядно, т.е., мы видим, как оно производится, фасуется, упаковывается, перемещается и попадает на стол потребителю. И я могу сказать, что в этом смысле у нас колоссальный опыт накоплен, потому что в течение почти 10 лет мы реализовывали проект, который называется «зелёный супермаркет» или «городской огород». Т.е., человек может приехать и реально посмотреть в поле, как выращиваются овощи, ягоды, сорвать их с грядки и здесь же купить. При этом цена продуктов что на рынке, что в нашем супермаркете.

Татьяна Федяева: Но при этом разница...

Сергей Конин: Разница колоссальная. Потому что, во-первых, у нас консультанты бесплатно рассказывают, как всё это выращивается, консультируют людей. Те видят, что без всякой химии, без грамма минеральных удобрений можно получить урожай, который превосходит привычный. И, кстати, растения выглядят более здоровыми, потому что в биогумусе очень много веществ, которые являются не только стимуляторами роста растений, но ещё они защищают растения. Например, те же хитиназы.

Татьяна Федяева: Вы коснулись качества продуктов. Иногда встречается определение: огурцы отборные, яблоки отборные. Что это значит? Кто и из чего их отобрал?

Сергей Конин: Вообще эта история достаточно известная, с этими огурцами. Продаются огурцы и рядом написано - отборные. Я специально интересуюсь  происхождением тех или иных продуктов питания. Спрашиваю: «Откуда взялись эти огурцы?». Они говорят: «Вот из этой кучи мы отобрали лучшие, поэтому они по 300 рублей, а вот огурцы обычные - 130 рублей». Т.е. они просто откалибровали. Можно было бы написать «калиброванные огурцы». Ну, в данной ситуации «отборные». При этом отборные огурцы ничем не отличаются, они так же выращены на минеральных удобрениях. Какой смысл ставить на них такую цену?! Но потребитель реагирует. Понятно, что каждый день человек не будет покупать огурцы, но он идёт на праздник, на день рождения готовит что-то особенное... Вы знаете, что специалисты рекомендуют зимнюю клубнику использовать только для оформления блюд?! Разрезаете клубнику - она снаружи красная, а внутри белая или зеленоватая. Но должна быть вся красная Т.е., видно, что это выгонка, просто на минеральных удобрениях и химических стимуляторах выращено.

Татьяна Федяева: Давайте вернёмся на нашу землю. Опять возвращаемся к природным катаклизмам, каким-то экономическим потрясениям. Где соломка, которую мы должны подстелить сегодня, чтобы завтра быть с нормальными продуктами? Что делать тем людям,  у кого есть их 6 соток, их дачи-огороды...

Сергей Конин: Здесь несколько направлений. Первое, которое появились в последние годы благодаря разработкам и техническим решениям -  можно совершить  индивидуальный переход на экологическое земледелие.

Татьяна Федяева: Независимо от того,  где ты живёшь. Так или нет?

Сергей Конин: Если у человека есть 6 соток, где он привык выращивать растения: овощи, ягоды - он может просто приобретать биогумус или производить биогумус. Создать своё микропроизводство. Подстраховаться.  Это сегодня абсолютно доступная информация. Но я хочу сказать, что ведь не зря в Париже есть памятник стиральной машинке. Там написано, что изобретение стиральной машинки сделало для освобождения женщин больше, чем все феминистские движения вместе взятые. Это пример того, что сегодня, например, есть изобретения профессора Игонина и других ученых-специалистов, которые позволяют совершить этот переход на экологическое земледелие. Причем каждый отвечает сам за себя в этой ситуации. Это одно направление.

Второе направление, которое сегодня очень интересно, мы подсмотрели в Канаде. В Канаде принята такая система, при которой люди, желающие получать чистые продукты, налаживают отношения с фермерами, приезжают туда на лето в качестве волонтёров, работают и получают взамен на всю зиму овощи, фрукты, ягоды.

Татьяна Федяева: Получается, что у человека есть свой персональный фермер?

Сергей Конин: Да. А мы предлагаем к разработке именно программу «твой персональный фермер», когда любая семья, заключив договор с одной из компаний, входящих в наше партнёрство, может получить персонального фермера, который будет по определённой технологической карте, используя исключительные экологические методы выращивания, производить продукты питания и поставлять эту корзинку в быстром режиме.

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, извините, вы очень смелый человек. Я представляю - сейчас все наши радиослушатели бросятся к интернету, наберут «green-pik» или «малая родина» или «экопродукт» и скажут: «быстренько найдите нам такого фермера». Может такое быть?

Сергей Конин: Замечательно. Потому что это своего рода коммерческая концессия, и мы предполагаем, что эти более 1000 человек, которые прошли у нас обучение...

Татьяна Федяева: У вас - это где?

Сергей Конин: В школе профессора Игонина, где обучают людей работать по технологии экологического земледелия и выращивать дождевых червей, производить биогумус. Надо понимать, что без биогумуса экологического земледелия нет. Альтернативы биогумусу нет!

Татьяна Федяева: Т.е. фунгициды, гербициды, пестициды забываем?!

Сергей Конин: Всё это исключается. Например, я недосказал, в биогумусе есть такие вещества - хитиназы, которые отпугивают насекомых, имеющих хитиновый покров. Таким образом, при выращивании картофеля, вы забываете, что такое проволочник, что такое колорадский жук. Кстати, жук-то откуда пришёл? Оттуда же, откуда и красный калифорнийский гибрид!

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, я, как по Станиславскому, «не верю!», что колорадский жук уйдёт.

Сергей Конин: Ну, верить и не надо. Есть объективные опыты, которые проводятся ежегодно во всём мире. Мы входим в эту международную систему. Участвуем в конференциях. Были в Шанхае, на Филиппинах, в Польше. Мы ездим по самым крупным фабрикам в Европе, например, в Испании. Изучаем опыт всего мира, и на сегодняшний день даже являемся источником такого опыта. Наши специалисты делают обзоры по этой технологии. Поэтому мы можем сказать, что этот опыт не является уникальным только для России. Это движение идёт по всему миру. В Китае я был на четырёх фабриках, которые работают исключительно на Японию. Т.е., в Японию поставляют продукты, а именно биогумус, для выращивания чистых продуктов, потому что Япония более развитая страна, и она мотивирована на потребление чистых продуктов. Это уже часть культуры. Поэтому колорадский жук - не проблема для дождевого червя. Он его побеждает в природе.

Татьяна Федяева: Т.е. слон против бегемота или колорадский жук против дождевого червя.

Сергей Конин: Дело в том, что дождевые черви по своему составу: белков, аминокислот, жиров, витаминов - настолько полезны и эффективны, что если бы у них не было хитиназов, их бы съели насекомые, имеющие хитиновый покров. И для борьбы с ними, как раз червь постоянно генерирует эти продукты. Их не столько, чтобы уничтожить насекомых, но их, как открыл профессор Эдвардс в Америке, в 34 раза больше, даже в биогумусе, чем нужно, чтобы отпугнуть насекомое. Поэтому используем обычные органические продукты, но проблемы с колорадским жуком и проволочником у нас нет. Кстати говоря,  фитофторы  тоже нет. Наш опыт это доказал.

Татьяна Федяева: Т.е. помидоры, огурцы, картофель...

Сергей Конин: Помидоры. Если вы даже их не сняли вовремя, а мы берём их только красные, в отличие от минеральной системы производства овощей, они не будут иметь чёрных пятен, корневой гнили. Поэтому мы и говорим, что альтернативы биогумусу нет. Мы открыли технологию, сократили в 140 раз цикл по его производству, получили патент.

Татьяна Федяева: Сергей Степанович, вы не боитесь такой реакции, что все наши слушатели займутся червеводством. Все занимаются, у всех много продукции, черви копошатся, множатся...

Сергей Конин: Татьяна Степановна, мы обучили более тысячи человек и компаний. Появились микропроизводства, минипроизводства и даже средние производства. Мы ожидаем, что появятся крупные производители биогумуса. Представьте себе: 12 лет назад садоводы даже не знали об этом. А недавно получили исследования рынка, проведенное  РБК- 1.5 миллиона тонн самого биогумуса не хватает, т.е. дефицит колоссальный на рынке.

Татьяна Федяева: Т.е. мы не можем работать с нефтью, газом, золотом и т.д. А навоз у нас есть...

Сергей Конин: Да, замечательный источник сырья, неиссякаемый. И если говорить об экономике - навоз мы покупаем. Мы покупаем соломистый навоз у предприятий, т.е. они специально для нас используют солому для подстилки. Цена его 30 копеек за килограмм. Но когда его черви переработали - уже 6 рублей за килограмм. И эта цена установлена не нами, это минимальная цена рынка. Рынок давно уже понял ценность этого продукта. Поэтому экономику сегодня доказывать уже не нужно. Но ведь интересно ещё и то, что это безотходное производство. Всё, что произвёл червь - это есть вермикомпост или биогумус - товарный продукт. И сама биомасса червя тоже товарный продукт. Мы первые, кто начал экспортировать червя в Евросоюз. Первые в России и СНГ. Имеем сертификат качества, соответствия и имеем ветеринарный сертификат. Мы имеем от Евросоюза на приём и от нас российский сертификат для того, чтобы туда поставлять. Почему? Потому что черви не являются переносчиками болезней. И, кстати, гораздо проще на сегодняшний день экспортировать именно червей, чем любое другое сельскохозяйственное животное. Попробуйте свинью продать на экспорт.

Татьяна Федяева: Вот мы все занимаемся и выращиваем какой урожай? Есть какие-то данные?

Сергей Конин: Урожай фантастический! Скажу, опираясь на объективные данные независимой лаборатории. Последние исследования мы получили от наукограда Пущино. Они дают такие цифры: у нас прорастание зерна, семечки в 1.7 раза превосходит лучшие почвосмеси, которые есть на рынке, а получение биомассы - в 4 раза. Т.е., мы берём внешние исследования, получаем такой интересный результат. Мы поставляем в Евросоюз, но вы знаете - это сложная бюрократическая система, поэтому мы через Эстонию продажи ведём. В том числе, и в Финляндию через Эстонию поставляем. И вот, представьте себе, в Тарту есть институт сельскохозяйственный. Там  провели опыты. У них по разным продуктам минимум на 30% в плюс разница. Т.е. когда говорят, что без минеральных удобрений, пестицидов и гербицидов мы не накормим население - это, конечно, тоже не так.

Татьяна Федяева: Так же, как говорят про ГМО и т.д.

Сергей Конин: Про ГМО вообще разговора нет. Потому что ГМО не увеличивает объем урожая. Сопротивляемость продукта или растения по отношению к вредителям - вот для чего ГМО. Но исследования, которые сегодня существуют в мире, говорят о том, что нельзя применять этот продукт. Даже голодающая Африка отказалась от ГМО. Ещё на один важный момент хотел обратить внимание: существует международная хартия производства чистых продуктов. Абсолютно нет никакого компромисса. Так вот, первый пункт: категорически запрещено использование минеральных удобрений, пестицидов и гербицидов. Второй пункт: запрещено применение генномодифицированных организмов и продуктов, произведённых из них. Всё! Это делать нельзя. Т.е. если мы себя уважаем, любим себя, то мы должны от этого отказаться.

Татьяна Федяева: Практический вопрос. Скажем, у меня есть небольшой участок. Что бы вы посоветовали сделать весной? Самые элементарные действия, касающиеся улучшения состояния почвы?

Сергей Конин: Если вы мотивированы на здоровье свое и своих родственников, то должны для себя решить: «Я перехожу на экологическое земледелие». Потом зайдёте в интернет, пожалуйста, приезжайте на выставки, очень много сейчас предложений есть в этом направлении. И вы поймёте - мир прекрасен!

Татьяна Федяева: Замечательно! А всех радиослушателей мы приглашаем на сайт «Народного интереса», где мы размещаем, в том числе, не только передачи, и все адреса, ссылки, касающиеся  обсуждаемой тематики.

Сергей Конин: Я хочу сказать, что из любого положения есть выход. И выход сегодня - это экологическое земледелие. Давайте производить чистые продукты, и давайте потреблять именно их. Таким образом мы поддержим не только настоящих отечественных производителей, но и экономику страны в целом.

Татьяна Федяева: И поддержим собственное здоровье. Передачу вела Татьяна Федяева. Гость в студии - Сергей Степанович Конин - лидер движения «Малая родина» и председатель совета некоммерческого партнёрства «Экопродукт». Спасибо. Всего доброго.

Источник: Народный интерес

увеличить увеличить Народный интерес - факты, аналитика, интервью
 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: