Извините, вы уже голосовали за эту статью!
5       12345 1 голос
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 27 июня 2011, в понедельник, в 14:13. С того момента...

1436
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

История про то, как Россия торгует на мировом рынке волосами

Автор: Роман
Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

Для бедных русских, волосы — золото. Или история про то, как Россия торгует на мировом рынке не только углеводородами…

Мосальск — типичный малый город средней полосы России. Проехать в этот город можно только по ухабам и рытвинам грунтовой дороги мимо полузаброшенных деревень с бревенчатыми избами и невозделываемыми долгое время полями - свидетелей нищеты русской провинции, в которой пребывает преобладающая часть сельской России уже очень и очень давно.
Где-то в небольшом переулке этого старинного города, где по лужам бродят грязным гуси, стоит небольшое здание, а в нём хранится огромное количество ящиков с урожаем единственного ценного, что здесь ещё осталось, а именно – светлых человеческих волос.
Натуральные светлые волосы для мировой индустрии красоты – настоящее богатство.
«Такого больше нигде в мире нет! Нигде в мире, понимаете! – комментирует хозяин этого склада сокровищ Алексей. – Русские волосы – лучшие в мире».
Целые группы скупщиков человеческих волос, преимущественно – мелкие перевозчики из России и братской Украины, перепродающие свой товар Алексею и ему подобным, периодически посещают все бедные регионы страны наподобие Мосальска. Приезжают с большими деньгами в руках и выплачивают небольшие суммы за то, чтобы состригать с женских голов светлые косы. У обладательниц длинных волос зачастую нет иного выбора с экономической точки зрения – они вынуждены так поступать, что получить дополнительный доход.
Применяемые при производстве, как париков, так и накладок человеческие волосы пользуются особым спросом в богатых западных странах, где их применяют при процедуре наращивания волос. Тёмных волос очень много поступает из Индии и Китая, но волосы блондинок и прочих светлых оттенков ценятся за свою редкость, а также за то, что они легко поддаются окраске и сочетанию с естественным цветом собственных волос любой женщины.
Самый крупный рынок сбыта в этой сфере – США, где процедуру наращивания волос предлагают десятки тысяч салонов красоты и частные мастера. Основной толчок к этому виду естественных украшений внешности дали выходцы с африканского континента, которые издавна наращивают себе волосы и заплетают замысловатые косички. Однако, эта процедура вошла в моду – Джессика Симпсон (Jessica Simpson), Пэрис Хилтон (Paris Hilton) и другие знаменитости сильно популяризировали наращивание волос среди женщин с более светлыми волосами.
По оценкам Great Lengths – поставщика  волос клиентам в США, розничный рынок услуг по наращиванию волос в этой стране составляет порядка 250 миллионов долларов ежегодно, то есть на него приходится около 3% всего рынка товаров для ухода за волосами. Средняя цена процедуры наращивания волос в США в 2009 году составила 440 долларов, согласно исследованию журнала American Salon Magazine, однако, следует отметить что в элитных салонах красоты это может обойтись клиенту в несколько тысяч долларов.
Помимо Америки, набирает обороты и рынок подобных услуг в Европе.
Порядка 20% всех волос из России находят своё применение на внутреннем рынке – они достаются следящим за свой внешностью жительницам крупных мегаполисов, прежде всего Москвы и Санкт-Петербурга.
«Охота на блондинок» — дело не новое, развивалось оно вслед за экономическим ростом, начавшимся в Западной Европе в 1960-х и 1970-х, в 1980-х перекинулось на Польшу и Прибалтику, а далее после распада Советского Союза в 1991 году стало развиваться на Украине, в России и других странах СНГ. Однако, чем больше светловолосых женщин мира приходят к успеху в экономическом плане, тем сложнее становится найти тех бедных блондинок, кто готов расстаться со своими локонами.
«Несложно понять, почему на Украине свои волосы продают в сто раз активнее, чем в Швеции, – давая интервью по телефону, сказал совладелец украинской внешнеторговой компании Raw Virgin Hair Company Дэвид Элман (David Elman).  – Они не ради забавы это делают, обычно свои волосы продают только те жители депрессивных регионов, кто испытывает финансовые трудности».
Здесь, в России, в Мосальске, за косу длиной в шестнадцать дюймов (чуть более 40 см) платят порядка 50 долларов (1500 рублей). Волосы меньшей длинны скупщикам не интересны.
Двадцатишестилетняя Наталья Винокурова жительница соседнего города Юхнов, где половина домов не оборудована канализацией, а среднемесячная зарплата составляет порядка трехсот долларов (9000 рублей), вырастила светлые волосы рыжеватого оттенка (так называемого «клубничного»), достававшие ей до талии.
«Я их носила по-всякому: косой, хвостом, — сказала Наталья. — Но потом надоело, да и остальные девушки ходили с короткой стрижкой. Я и постриглась».
«И продала волосы», — добавляет она, пожав плечами. Теперь она завязывает волосы в пучок и не вынашивает планов опять дорастить их до рыночной длины, так как, по её словам, на это уйдут годы.
«Belli Capelli» – фирма Алексея, занимается переработкой человеческих волос в материал для наращивания, и это самое крупное предприятие в России в этой сфере. Годовой доход предприятия составляет порядка 16 миллионов долларов (около полумиллиарда рублей).
Отряхивая грязь с подошвы ботинок, Алексей садится в свой «лендровер» и объезжает все здания в этом и соседнем городе, где несколько десятков нанятых сотрудников компании промывают, красят, расчесывают волосы, сортируют их по цвету и длине. У одного из сортировочных столиков, где было разложено порядка пятисот кос, он остановился и начал расхваливать качество продукта. По его словам, лучшие волосы имеют медовый оттенок, меняют цвет при освещении и нежны на ощупь.
«Это же капитализм, — говорит он. — У кого есть деньги, те хотят выделиться на фоне тех, у кого их нет. Почему одна женщина продает свои волосы другой? Потому что у кого есть деньги, тот хочет выглядеть красивей, чем тот, у кого их нет».
Как правило, американским клиенткам все равно, откуда берется материал для наращивания, лишь бы это было гигиенично. Об этом сказал основатель торговой организации из
Santa-Rosa (Калифорния) Рон Ландзат (Ron Landzaat). «Больше всего их волнует внешность», — сказал по телефону Ландзат. По его словам, волосы стерилизуют кипячением.
Главная проблема индустрии
наращивания волос – обеспечение сырьём.
Итальянская фирма Great Lengths, снабжающая американский рынок, приобретает волосы, которые в ритуальном порядке жертвуют в храмы индийские женщины. Как сообщается, эти волосы можно перекрасить таким образом, чтобы они подошли почти к любому цвету. Алексей и другие деятели этого бизнеса говорят, что европейские волосы лучше подходят светловолосым женщинам и потому ценятся дороже.
Среди скупщиков волос возникают весьма серьезные споры – известен случай когда в одном промышленном городе на Урале в 2006 году один скупщик застрелил другого, что может говорить о причастности к этому организованной преступности и как следствие, теневой экономике.
У Алексея из Мосальска, насколько он сам говорит, местных конкурентов нет, но всё равно поставил охрану на склад. Ящики из-под молока, наполненные волосами тысяч женщин и рассортированные по категориям («Юг России», «Русское золото»), могут стать приманкой для воров.
В основном волосы завозят скупщики, путешествующие по самым глухим частям России, Украины и прочих бывших советских республик. Они развешивают на столбах объявления, в которых предлагают деньги за волосы. В Белоруссии президент Александр Лукашенко — пламенный националист — ввел настолько жесткий контроль над мелким бизнесом, что заниматься волосами стало почти невозможно, и это огорчает торговцев волосами, потому что население страны испытывает финансовые трудности, а блондинок там очень много.
Порядка 70% волос, скупаемых в России, – это волосы, хранящиеся дома с прошлых стрижек. Некоторые украинки и россиянки, например, по традиции стригутся после рождения первенца, а продать состриженные волосы решаются лишь спустя годы. В наиболее бедных регионах это становится последним ресурсом на случай отчаянного финансово-экономического положения.
Остальные 30% покупают после торга, прямо с головы хозяйки, которую стригут на месте. Сделка почти всегда заключается в салоне, чтобы парикмахер имел возможность сделать работу аккуратно.
«Некоторые женщины стригутся ради изменения внешности, а некоторым нужны деньги, — комментирует Сергей Котлуби, скупщик, разъезжающий по не особо благополучным промышленным районом под Новосибирском. – Это как рыбная ловля – никогда не знаешь, что попадётся».

Источник: The New York Times

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий: