Извините, вы уже голосовали за эту статью!
0       12345 0 голосов
Ø
Жалоба:
 
Есть причина пожаловаться?

Статья добавлена 15 июля 2010, в четверг, в 00:10. С того момента...

1828
просмотров
0 добавлений в избранное
0 комментариев

Представлена в разделах:




Top 5 àвтора:

Потешная флотилия на Плещеевом озере

Тема:

Сообщение:
 
Написать автору
 

В литературе, посвященной истории русского флота, неоднократно рассказывается о находке юным Петром в селе Измайлове ботика — «дедушки русского флота.

Река Яуза для плаваний под парусом оказалась узка, ботик в том же году перевезли на Просяной пруд села Измайлова, но и здесь места было мало. «А охота стала от часу более. Того для я стал проведывать, где более воды: то мне объявили Переяславское озеро (яко наибольшее), куды я, под образом обещания в Троицкий монастырь, у матери выпросился, а потом стал ее просить и явно, чтоб там двор и суды сделать».—Так рассказывал сам Петр I в предисловии к «Морскому уставу».

Переяславское (или Плещеево) озеро в настоящее время занимает площадь около 50 км2 и имеет глубину до 25 метров, однако, как свидетельствуют краеведы, в те времена и глубина, и площадь его были значительно больше. Здесь было где разгуляться!

Постройка трех яхт и двух малых «потешных» фрегатов—первых кораблей флотилии — началась, очевидно, в конце 1688 г., так как только в августе Петр поселился в одном из местных монастырей. Работы велись всю зиму, без перерыва, с таким расчетом, чтобы к весне корпуса были готовы. Петр сам вытесывал отдельные детали, вникал во все мелочи дела, учился у иноземных корабельных мастеров Бранта и Корта, у русского мастера отделочных работ Герасима Костоусова. Он же был и главным организатором всего цикла судостроительных работ, начиная от заготовки леса.

Зимой Петру неоднократно приходилось выезжать в Москву — женитьба и государственные дела отвлекали его, тем не менее в июне он смог написать матери: «Суды удались все зело хороши», — были полностью готовы первые пять кораблей. Ни названия их, ни размеры нигде не указаны, можно лишь предполагать, что трехмачтовые фрегаты имели не более 60 футов длины по килю, а яхты — не более 35 футов.

Последовавшие затем важные события отвлекли Петра от любимого дела на целых два года. Только 29 ноября 1691 г. он смог вернуться в Переяславль и немедленно начал подготовку к расширению масштабов судостроения — постройке большой «потешной» флотилии.

Было выбрано место на южном берегу озера — около села Веськова. Здесь начали строить небольшой дворец для Петра, мастерские для изготовления корпусных деталей, отдельную мечтовую мастерскую, шесть амбаров для хранения материалов, кузницы, сараи, конюшни и другие постройки, включая шесть изб для «работных людей». В течение осени и зимы велась интенсивная заготовка корабельного леса. К Веськову везли дубовые кряжи, доски, паклю, пеньку, канаты, пушки, железо, слюду. В подошве горы начали рыть специальный канал для спуска и вывода в озеро кораблей, а для спуска малых судов — котлован (следы этих сооружений заметны еще и в наши дни).

Ко всем работам широко привлекали местное население. Кроме того, Петр обложил крестьян специальным сбором «про государев обиход»: по особому указу переяславские монастыри собрали с них 734 рубля — по тем временам сумму немалую. Крепостные крестьянки ткали в монастырях полотно для парусов.

Для руководства работами Петр привез из Москвы 16 верных людей; в его отсутствие за старшего всегда оставался Яким Воронин.

В этот период Петр заложил первый сравнительно большой корабль и сам как плотник работал на его постройке. Вместо отдыха в те же дни в особой избе разрабатывал чертежи новых судов.

Его увлеченность новыми делами ярко характеризует такой случай. В Россию прибыл новый посланник Персии. На сообщение об этом Петр не обратил никакого внимания. Тогда дядя царя Нарышкин и князь Борис Голицын были вынуждены специально приехать в Переяславль; они едва упросили Петра отправиться в Москву принять дипломата, доказывая, что иначе испортятся отношения между Россией и Персией. Немедленно по окончании церемонии Петр вернулся в Переяславль, успев сделать квартирмейстеру Преображенского полка Луке Хабарову распоряжение переправить на озеро все мелкие суда, которые были построены в Москве в течение последних двух лет (об их количестве упоминаний нигде нет).

1 мая 1692 года Петр спустил на воду заложенный им корабль. Одновременно иностранные мастера кончали несколько других больших кораблей. Сохранились такие цифры. За зиму 1691—1692 гг. было доставлено к месту постройки 650 сосновых бревен и 42S0 тесаных досок толщиной в 2 вершка, 1,5 вершка и 1 вершок.

К лету 1692 г. было построено до 100 единиц—фрегатов, кораблей, яхт, галер (точных цифр нет). И 1 августа этого года стало торжественным днем создания Переяславской военной флотилии, флагманом был самый большой корабль «Марс», имевший до 30 пушек. По окончании церковной церемонии на всех судах подняли паруса и было совершено плавание эскадрой вдоль берега. На торжестве присутствовала вся семья Петра, многие знатные люди из Москвы.

В течение месяца походы следовали один за другим, эскадра отрабатывала различные эволюции. Так, 13 августа Петр провел совместные маневры флотилии с Бутырским полком — с пальбой из пушек и ружей. 18 августа пересекли озеро и из-за штиля застряли на противоположном берегу. Окончание этого похода отметили торжественно: в честь приезда будущего адмирала Франца Лефорта был дан салют из пушек всех кораблей.

В начале сентября гости разъехались, но Петр оставался в Переяс-лавле и руководил дальнейшими работами. Только длительная болезнь заставила его прервать их. Но известно, что сразу же по выздоровлении Петр снова приезжал в Переяславль — был здесь с 27 февраля по 7 апреля, а затем в последний раз плавал по озеру с 4 по 22 мая 1693 г.

Желание увидеть настоящее море и строить еще большие корабли привело молодого Петра в Архангельск, куда он выехал в первых числах июля 1693 г. Естественно, после плаваний по Белому морю возвращаться на озеро не захотелось.

Переяславская флотилия потеряла значение, сыграв роль важного этапа на пути от «потешных» плаваний и пробы сил в славном деле кораблестроения — к планомерному созданию мощного боевого флота и борьбе за овладение морями.

Какова же дальнейшая судьба флотилии? Заботясь о сохранении судов, Петр оставил на озере людей для их охраны и некоторых доделок. Готовясь к Азовскому походу, он сам приехал в Переяславль и отобрал пушки, подходящие для вооружения строящихся в Воронеже кораблей. Иаабетно и о попытка переброски одного из «потешных» кораблей в строй действующего флота. Так, 17 декабря 1697 г. Петр писал из Амстердама Федору Ромоданов-скому о переводе самого большого корабля, «который Клас делал», в Волгу.

Несколько лет спустя Петр приказал переяславским воеводам учинить «постоянную к судам охрану», а сами суда бережно поставить под навесы , сделать подробную опись. Приказание выполнили в точности, но со временем, надеясь, что государь не будет наведываться, об уходе за судами позабыли. Крыши прогнили, вода заливала суда. Петр все же посетил Переяславль — по пути, отправляясь в Персидский поход. Увидев бедственную картину, он издал строгий указ: «Надлежит вам беречь остатки кораблей, яхт и галеры; а буде опустите, то взыскано будет на вас и на потомках ваших, яко пренебрегших...»

Из Петербурга приехал корабельный мастер Шелудяков, из монастырей прислали 300 крепостных. Все суда вытащили на левый берег реки Трубеж у самого городского вала и поставили под навесы. Много позже, в 1788 г., большой пожар уничтожил часть города и всю флотилию. Уцелел только один ботик «Фортуна», который находился далеко от пожара, на месте делового двора у села Веськова. В 1803 г. для ботика был построен специальный павильон, в котором Он и хранится до наших дней. Теперь это место носит название «Историческая усадьба ботик». Здесь же хранятся и другие экспонаты, имеющие отношение к судостроению тех лет: клепаный котел для варки смолы, якорь, мачты, блоки,. снасти и другие предметы.

 
 
 
 

Ответов пока нет.

Комментàрии 


Комментариев к этой статье ещё нет.

Пожалуйста, подождите!
Комментарий:
В тèму:

Cтатей на эту тему пока нет.